Аватар

«The Fate»(литературное описание кампании «Битва Драконов» от wizard’ов)

Автор — Farseer Alker

The fate
Или история одного полуорка…
Документальная повесть
Все события данного рассказа подтверждены фактами и основываются на серии игр по правилам Dungeons&Dragons 3.5, проведённых в период с 20.04.2007 по 15.07.2007

Dungeon Master: D@rth @1E}{us

Персонажи:
1) Варвар, мастер оружия (секира) Под-Дот, полуорк. Бог – Грим-Пум, мировоззрение теоретически нейтрально злое, практически – хаотичное доброе.
2) Маг, плут, танцующий-в-тени Санчез Рассолус, нейтрально-добрый солнечный эльф без божества.

А теперь, собственно, начало.

Аллион представлял собой довольно неплохое для провинциального городка зрелище. Весёлые булочники, процветающая церковь Латандера, какая-то даже стража у ворот.… Нет, его нельзя было назвать центром области – просто на редкость чистый, ухоженный городок.
Полуорк пил. Запой, продолжающийся пятый день, уже начал сказываться на его богатырском здоровье, но зеленокожему было всё равно – он многое бы отдал за то, чтобы не помнить того, что навсегда осталось с ним.
Шесть с половиной лет назад их было четверо. Стажирующийся паладин, начавший делать первые шаги в пути ветви Наказующих инквизиции – полуэльф, весёлый, совсем не похожий на мрачных инквизиторов, парень. С ними был и дроу – воин, лучший из всей пятёрки. Эльф-мистический лучник, бежавший из своего леса. Познакомившись и накрепко сдружившись, год они путешествовали вместе, спасали город от нашествия найтуолкера, обыскивали руины Иллефарнской империи, пришлось повоевать даже против оборотней.
А потом… А что потом? Первым погиб дроу. Закрывая своим телом мистического лучника, он получил от вампира отравленную рану. Совершил самоубийство, чтобы не превращаться в одного из ночных кровососов.
В подземельях Аллиона через два дня пал паладин – тёмный страж, встретившийся ему, оказался слишком силён. Стража уничтожил Мириус, но душа инквизитора уже оказалась заточённой в маленький нашейный брелок…
Эльфа-лучника через неделю забрали их хвалёные Стражи Леса вместе с Брелком Души паладина. Спасти его Под-Дот не смог, что случилось с ним, он не знал. Факт, что погибли все. Все, кроме него. С оборванцами и дураками, встречавшимися ему после этого, ему было не по пути.
И плевать, что на нём сверкает мифрильная броня и что его секира заряжена боевой некромантией. Нет больше друзей. Никого. И нет даже достойного дела…
Полуорк с удивлением посмотрел на пустое дно полувёдерной деревянной кружки. Что, так быстро?..
— Эля! Того же! – грохнул воин кулаком по столу.
— Закончился, господин, — робко пробормотал подошедший слуга. Как-никак, вид громадной фигуры в серебрящихся на свету доспехах и с секирой за спиной, внушал уважение.
— Тогда… Чего угодно! – крикнул Под-Дот. – Но покрепче!
— Сэр… — потупился служка. – Но ведь вы выпили все наши запасы…
— Проклятье! – Полуорк так ударил по столику, что тот пошёлмелкими трещинками. Хозяин косо посмотрел на него, но сдержался.
***
Эльф быстрым шагом шёл к воротам. Быть может, тут он наконец-то найдёт работу, достойную своих навыков? Не воровство, не заказы наёмного убийцы, а что-то, возможно, противозаконное, но имеющее оправдание перед совестью. И интересное, демон побери!
Мощёная дорога упёрлась в довольно широкие закрытые ворота. Около них облокотился на копьё доблестный страж закона вверенного ему града – а, проще говоря, прощелыга стражник, решивший вздремнуть на службе. Не обратив внимания на столь вопиющее нарушение дисциплины, Санчез два раза стукнул по металлическим створкам. Ворота медленно отворились.
Как всегда, самым интересным местом в городе должна быть таверна. Спросив у прохожих путь, эльф нашёл довольно приличное деревянное здание без вывески (а зачем? таверна ведь тут оказалась только одна!). Зайдя внутрь, эльф первым делом приметил худого как жердь бармена, полуорка в блестящей броне и громадного полуголого человека – таких люди цивилизованных городов называют варварами. За барной стойкой суетился неприметный человечек с прилизанными волосами.
— Кружку пива, пожалуйста, — кивнул Санчез бармену – очереди не было, людей было мало, поэтому стоять просто так смысла не было.
— Какую? – усмехнулся тот. – Большую? Маленькую?
— Маленькую, — уточнил эльф. Бармен широко ухмыльнулся и через несколько мгновений подал Санчезу напёрсточный стаканчик для коньяка на две трети наполненный пеной и на треть – собственно пивом.
— Немного пива господину эльфу, — широко улыбнулся бармен. – Или всё-таки подать большую?
Когда Санчез допивал чашку уже нормального размера, до него вдруг дошло – а чем он будет платить?!.. Карманнику с его стажем не составило бы труда за полчаса прогулки по Аллиону разжиться парой-тройкой кошельков, но ведь деньги нужны сейчас, а не через полчаса!
— Два серебряных, пожалуйста, — небрежно проронил бармен, вытирая и так блестящую от чистоты стойку мокрой тряпкой.
Санчез почувствовал, как у него стремительно краснеют уши. Он, получивший в гильдии воров Уотердипа ранг Танцующего-в-тени, не имеет в кармане серебряка, чтобы заплатить какому-то трактирщику. Если его сейчас вышвырнет вышибала – кто потом в этом городке воспримет его всерьёз!..
— Не буду платить, — попытался вызвать наглую улыбку эльф. Получилось слабо.
— Убери его отсюда, — кивнул бармен тому самому громадному варвару. Санчез для себя решил: как только этот громила вытащит его на улицу, то обнаружит у себя под ребром несколько дюймов железа. Варвар уже взял эльфа за воротник, когда в притихшем помещении раздался чуть хрипловатый мужской голос:
— Отпусти эльфа. Вот деньги, — говорил сидящий за ближним столиком полуорк. Несколько золотых монет из его руки перекочевали в карман трактирщика и Санчез оказался благополучно опущен на пол. Пошатываясь, эльф подошёл к неожиданному помощнику.
— Спасибо… — чуть смущённо начал вор и чуть не упал под стул. Такого выражения лица у туповатых и кровожадных потомков орков и людей он не видел никогда. Этот же смотрел совсем по-другому: в глубине красных зрачков мерцал огонёк задумчивости, а лицо выражало умеренный интерес к окружающему. Голова была гладко выбрита, на лице не наблюдалось ни следа щетины.
— Мне не трудно, — уголками губ улыбнулся зеленокожий. – Однажды, когда был помоложе, сам попал в такую ситуацию. Не из-за денег, но драка с вышибалой была знатной… А вы не похожи на мастера меча, мой друг.
О небо, да что же это за орк?! Рафинированная лексика, вежлив, готов помочь деньгами просто, чтобы предотвратить драку…
— Вас что-то смущает? – полуорк залпом опрокинул в себя литровое ведёрко крепкого самогона. – Говорите. Мы пьянеем не так, как люди: у меня ещё есть где-то полчаса нормального состояния.
— Вы…. Я могу вас как-то отблагодарить? И узнать ваше имя? – осторожно спросил Санчез. «Полуорк-аристократ! Да ещё в такой броне, какая стоит, наверное, половину этого городка… Если кто-то тут и знает что-нибудь интересное, то это – он!»
— Имя – пожалуйста, — усмехнулся собеседник. – Под-Дот – не слишком благозвучно?
— Санчез, — слегка склонил голову эльф. Почему-то перед этим существом, которому вряд ли даже сто лет исполнилось, он чувствовал себя мальчишкой.
Эльф подумал, что столь утончённая особа вряд ли станет закладывать его страже, особенно после инцидента у барной стойки и решил спрашивать напрямик.
— Я ищу гильдию воров. Или воинов, — затаив дыхание и кляня себя за лишнюю глупость произнёс эльф. Ну зачем, зачем, никто ведь его за язык не тянул!..
— Просто вор? Или у тебя ранг? – тон полуорка резко изменился и стал похож на тон судебного дознавателя. Впрочем, это ещё ни о чём не говорит…
— Танцующий-в-тени, — выдохнул Санчез.
— Тогда для нашей гильдии воров такой кадр слишком ценен, — голос орка снова стал вежлив и мягок. – Под Аллионом нашли развалины какой-то части Иллефарна. Мне нужен надёжный партнёр, чтобы пойти туда. Только, пожалуй, я проверю твои, навыки, Танцующий-в-тени. Ударь меня Молотом Тьмы.
«Уж не хочет ли он обвинить меня при свидетелях в нападении?..» — пронеслось в голове эльфа.
— Эй! – крикнул на всю таверну полуорк. – Сейчас этот эльф ударит меня магией. Не преследовать его, если я потеряю сознание… И вообще, ни на что не обращать внимание! Ясно?!
Из левой руки Санчеза протянулись полупрозрачные дрожащие очертания небольшой кувалды. Знатно размахнувшись, эльф опустил её на голову полуорка. Призрачный Молот разлетелся клочьями тёмного тумана, а полуорк остался сидеть как ни в чём не бывало – лишь выступило на лбу несколько едва заметных капелек пота.
— Впечатляет, — уронил полуорк. – И с какой же целью Танцующий-в-тени такого ранга прибыл в наш скромный городок?
— Э-э-э… — протянул Санчез. – Ну, я вообще-то как раз ищу работу.
— Танцующий ищет работу? – расхохотался Под-Дот. – В этом захолустье?
— Ну, положим, такой воин, как ты, тут поживает достаточно неплохо…
— Я просто не могу выйти из пятилетнего запоя, — грустно уронил полуорк. – Тяжело, когда все, кого ты знал и ценил, покидают этот мир… Когда вокруг лишь червяки, желающие денег и насилия.
— Ты паладин? – наконец напрямую спросил эльф. Вроде не похож, но кто его знает.
— Нет, — грустно усмехнулся Под-Дот. – Я просто хороший воин и берсеркер… Удивлён? Ну да, я умею впадать в бешенство в бою, как мои сородичи. Когда-то умел…
— Ты не похож на своих сородичей орков, — выдал вертящийся на языке вопрос эльф.
— А… Я-то думаю, чего ты как на иголках. Я на половину орк, на четверть – человек и на четверть – эльф. Отец погиб почти сразу после моего рождения. Мать дала мне достойное воспитание и учителей.
Внезапно, полуорк тоскливо посмотрел на защелкнутый на запястье немыслимо дорогой ручной хронометр.
— Да что же это? – прорычал он. – Опять так быстро!
Под-Дот сунул руку под стол, извлёк оттуда небольшой пузырёк с ядовито-красной опалесцирующей жидкостью и с отвращением приложился к нему.
— Знакомый маг сделал, — пояснил полуорк Санчезу. – Когда нужно от хмеля избавиться, помогает просто на диво. – Слушай, так у тебя кто-то здесь есть? Знакомые? Родственники?
Эльф помотал головой.
— Совсем никого? Праздно шатающийся Танцующий? – проклятый полуорк даже не счёл нужным скрывать ухмылку.
— Я скрываюсь, — чуть склонил подбородок Санчез. – Личный враг Чёрного Ворона.
— Да-а-а, — насмешливо протянул Под-Дот. – Ну и горазд же ты вляпываться!
Ворон ведь сейчас глава гильдии воров Уотердипа? Правильно, что ноги уносишь… Что хоть вы с ним не поделили?
— Я его протеже обокрал на спор, — не стал вдаваться в подробности эльф. Полуорк, вроде бы, удовлетворился ответом.
— А знаешь, после этого снадобья дьявольски хочется пива… Или вина… Или рома… — зеленовато-серое лицо Под-Дота чуть раскраснелось. – Предлагаю скрепить наше знакомство хорошей гулянкой, а? Что скажешь?
Санчез прикинул своё телосложение, крутость полуорка и припомнил ощущения утреннего похмелья – перспективы выходили весьма неутешительные. С другой стороны, зеленокожий мог воспринять отказ как оскорбление, а рвать образующийся мосток дружбы с ним Санчезу очень не хотелось.
— Пьём! – согласился эльф.

« Проклятый вампир смог-таки накинуть на Мириуса цепь и теперь планомерно душил эльфа. Паладин сотворил какую-то волшбу своего ордена: с чёрного, затянутого тучами неба, на ночного кровососа упали потоки голубоватого сияния. Кожа вампира почернела и стала обугливаться, но эльфа он продолжал душить. Громадный полуорк взмахнул секирой – тщетно, тварь отскочила в сторону. А мистический лучник уже заваливался назад, сдавленно хрипя…
Лунного эльфа спас дроу – высокая фигура с двумя мечами прыгнула на вампира, протыкая одним из клинков грудь нежити, а другим – живот. Кровосос отпустил цепь, лунный эльф начал судорожно стягивать её с себя…
А полумёртвая тварь, хитро извернувшись, вонзила сахарно-белые сочащиеся ядом иглы клыков, проколов доспехи, в живот воина… Тот добил вампира, ещё не поняв, что произошло. А после, Под-Дот навсегда запомнил выражение тёмного эльфа – удивление, отвращение, решимость.
Тёмных эльфов, как известно, ритуалы жрецов от вампиризма не спасают…
…Узкий свод коридора, прорубленного неизвестно даже какой расой. Магические светильники на стенах мерцают жёлтым мутным свечением. Душно, невыносимо душно, но полуэльф в стальных латах и паладинском плаще слева от него, шагает, как ни в чём не бывало. Справа накладывает стрелу на тетиву Мириус – мастер лука, один из мистических лучников Эвермита…
Наконец-то коридор заканчивается – впереди показалась дверь! Наконец-то! Они устремляются к ней. И тут дверь открылась – когда до неё осталось не более четырёх шагов. На пороге возник новый участник действия – высокая гуманоидная фигура в воронёных доспехах с мечом в одной руке и кинжалом в другой. Шлема на незнакомце не было – в блеске чародейских свечей легко можно было различить смешанные эльфийские и человеческие черты. Полуэльф, как и спутник Под-Дота.
Полуорк даже не смог предположить, кто это, а вот Алексус вырвал из ножен узкий и длинный меч-катану. «У него аура Тёмного Стража! Это мой бой!» — махает рукой молодой инквизитор и тут же едва уворачивается от брошенного неизвестным ножа. Серебристая узкая змея меча паладина высекает искры, столкнувшись с чёрным клинком врага. Два удара, три… Эльф и полуорк словно застыли, глядя на бой.
Наконец, исход схватки решился.
Левая рука тёмного стража рванулась вперёд, втыкая кинжал в сердце паладину. Доспехи не защитили молодого воина Латандера – Под-Дот разглядел торчащую из груди друга костяную рукоять. А тёмный страж сорвал со своей шеи знакомый полуорку амулет – зелёный камень в тёмной оправе — и подставил его под поток крови паладина.
Полуорка прошиб костяной пот. Амулет Душ. Вечная ловушка для несчастного, чья душа окажется после смерти заточена там…
— НЕ-Е-Е-Е-ЕТ!!! – лунный эльф, выхватывая из ножен длинную и тонкую рапиру, подскочил к убийце друга. Лишённый кинжала, тёмный страж теперь сражался куда слабее, по крайней мере, лишившемуся рассудка от ярости Мириусу хватило умения ударить его коленом в живот и съехать локтём по лицу. Раздался смачный хруст – и воин в чёрных доспехах, чьё только что красивое лицо теперь превратилось в уродливую искажённую и кровавую маску, отлетел к стене.
— Ха! – заканчивая танец смерти, эльф метнул во врага нож. Полуорк даже не разглядел его – просто из ладони мистического лучника ударила серебряная молния. А тёмный страж сполз по стене. Из его глазницы торчал нож Мириуса…
Дрожащими руками лунный эльф поднял амулет тёмного стража. Зелёный камень едва уловимо мерцал – значит, ритуал захвата души прошёл успешно.
— Память, — прошептал Мириус и спрятал проклятую безделушку на груди…
…Обычная деревня. Обычная таверна. Они с Мириусом только что исследовали очередное подземелье. Нашли немного драгоценных камней, две секиры странной работы – в общем, поход имел смысл.
Спавшего ночью полуорка разбудил негромкий крик ярости где-то рядом. Вскочив и быстро натянув доспехи, он бросился в коридор. Дверь в комнату Мириуса была выбита, а оттуда раздавались приглушённые звуки борьбы. Вбежавший туда Под-Дот застал крайне странную картину – Мириус фехтовал, держа в каждой руке по шпаге с двумя вооружёнными таким же оружием эльфами.
Эльфами, носящими форму мистических лучников из Тайной Стражи!
В голове полуорка вихрем пронёсся давний рассказ Мириуса про то, что он, устав от размеренной жизни эльфийского Эвермита, сбежал в Фаэрун в поисках приключений без разрешения тамошней таможни. Следовательно, Тайные Стражи будут искать его… вот и нашли.
Заметив подошедшего полуорка, один из стражей хлопнул в ладони – и сознание Под-Дота немедленно заволокла дымка магического сна.
Когда Под-Дот проснулся, ни Мириуса, ни эльфов уже не было. В открытое окошко струилось мягкий лунный свет, а пол был утыкан стрелами с золотистым оперением и покрыт кровавыми пятнами. С неудачливым эльфом сгинул и амулет души паладина…»

Захрипев и дёрнувшись, полуорк проснулся. Полдень… В голове, как и полагается, плясали пьяные псевдодракончики. Против этого не помогало никакое зелье – утренний хмель у опытных полуорков носит природу не столько анатомическую, сколько психологическую. Пошевелить рукой или ногой оказалось очень больно – доспехи с зеленокожего никто стаскивать не стал и тело сильно затекло.
В дверь крепко стукнули. Под-Дот буркнул что-то вроде «войдите!». Вопреки ожиданиям полуорка, в номер, вместо знакомой служанки, с большим тазом холодной воды, просунулась взлохмаченная голова Санчеза.
— Ну, эта… Продолжать будем, или как? – слегка заплетающимся языком изрёк эльф.
С величайшей тактичностью полуорк заверил новообретённого друга в том, что пить больше не стоит и что им вообще пора на исследование подземелий Аллиона.
— Слушай, а что за подземелья? – вдруг забеспокоился всё ещё не совсем трезвый Санчез. – А вдруг там василиски? Или эти найн… найт… найтуолкеры, вот!
— Нету там найтуолкеров, — ухмыльнулся Под-Дот. – Надеюсь. Просто обвалилась стенка в канализации, а за ней оказались какие-то пещеры. Уже вторую неделю туда боятся лезть. Ну а мы – полезем… Вдруг какие сокровища или оружейные… Ты же со мной?
— А… Угу… С тобой…
— Ну так иди, поплавай в ванночке, — полуорк аккуратно вытолкнул эльфа за дверь.
Часом позже, когда Санчез и Под-Дот — уже вполне трезвые и причёсанные — сидели за столиком таверны и отдавали дань уважения местной кухне, к ним подошла странная, закутанная в чёрную мантию с ног до головы фигура.
— Старых знакомых не узнаёшь? – раздался над ухом полуорка насмешливый мужской голос.
— Вован? – подпрыгнул на стуле Под-Дот.
— Ага, — новоприбывший сел на стул рядом с Санчезом. – Да-да, я тоже рад встрече… Кстати, куда вы с уважаемым эльфом собирались направить свои стопы?
— Лишние вопросы задаёшь, тифлинг, — буркнул полуорк. Судя по его поведению, впечатления от встреч с Вованом у него остались не самые приятные.
— Я так всё-таки думаю, что в новооткрытые подземелья – уже знает вся таверна и, между прочим, смотрит на вас как на героев… или самоубийц… не суть, впрочем… Так вы хотите в подземелья, верно?
— Допустим, — чуть склонил голову зеленокожий воин.
— Поздно вы собрались, — из-под капюшона раздался смешок. – Наш обожаемый лорд-инквизитор Эльнир сегодня побывал там и завалил вход, причём капитально – следящие артефакты аж раскалились…
Под-Дот прикусил губу. Только этого ещё не хватало! Поход сорвался. Вряд ли Вован будет лгать – мелковат размах жульничества для него.
— Но неужели глава Гильдии Воров Аллиона почтил своим посещением меня только чтобы сообщить о завале подземелья? – наконец, полуорк взял себя в руки и даже проиронизировал.
— Ну, не «тебя», а «вас», — Вован получше натянул капюшон и повернулся к эльфу. Тот поёжился – черты лица собеседника скрывала наведённая магическая темнота, только глаза горели двумя жёлтыми немигающими точками с вертикальным зелёным зрачком.– Рад приветствовать в Аллионе Танцующего-в-тени. Весть о награде за вашу голову далеко разнеслась, уважаемый Санчез! Вместе со слепками ауры и словесными портретами…
Эльфа прошиб холодный пот – он вдруг понял, что ему напоминают глаза тифлинга – точно так же смотрел Чёрный Ворон, у чьего сынка Санчез украл регалии Изящного Вора! Тоже тифлинг!
— Но я не собираюсь помогать Ворону, — откинулся на спинку стула Вован. – Его отпрыск получил по заслугам за глупость. Глядишь, и поумнеет.
— Значит, ваша Гильдия будет молчать? – облегчённо выдохнул эльф.
— Возможно… Думаю, будет. Да, — тифлингу, чтобы ответить напрямую, явно потребовалось напрячься. – Более того, я предлагаю вам – тебе и Под-Доту работу. Хорошо оплачиваемую.
— Внимаем словам работодателя, — криво улыбнулся полуорк.
— Так-то лучше, — глаза под капюшоном чуть сузились. – Идите за мной. Прогуляемся за город.
Глава Гильдии Воров поднялся. Только сейчас Санчез заметил, какой он высокий, выше громадного полуорка почти на целую голову. Черный плащ чуть распахнулся, под ним блеснули коричневые с позолоченными заклёпками пластины доспеха – предводитель ночных сталкеров не собирался расставаться с жизнью из-за шальной стрелы.
— Куда это мы ещё должны идти? – подозрительно спросил полуорк. – Пока ничего не расскажешь, мы никуда не вляпываемся!
— Совс-с-сем ум-м-ма лишилс-с-ся? – прошипел Вован. – Кричать в таверне о том, куда мы идём, идиот…
— Ладно, ладно, — замахал руками бывший берсеркер. – Прости. Но я тебе не верю – мало ли куда ты нас приведешь, — поэтому подожди чуток, переоденусь, возьму топор…
Тифлинг пожал плечами и только выразил пожелание, чтобы Под-Дот поторопился. Наконец, тот тяжёлыми шагами ушёл наверх.
— Э-э-э… Господин Вован, — осторожно начал Санчез. – Вы сейчас говорили о каком-то лорде-инквизиторе. В Аллионе что, действуют их отряды?
— А-а-а… — протянул вор. – Так вы, стало быть, даже не знаете, кто являет собой официальную власть сего прелестного городка?
Эльф помотал головой.
— Как-то не озаботился такой мелочью. Мне скрываться надо, а не в политику вмешиваться.
— Ну тогда вам полезно будет узнать: издавна Аллион был торговым городком, управляемым выборным бургомистром. Однако заезжая инспекция из Невервинтера – полгода тому – обнаружила кое-какую информацию о его сношениях с Гильдией Берущих Излишек, — по-видимому под последним Вован имел ввиду их воровскую организацию. – Господина Крунехта казнили через отсечение головы, а вместо него к нам прислали инквизитора, старшего адепта ветви Наказующих. Все вольности города полетели к чертям вместе с головами сотрудничавших с нами чиновников, а наш новый правитель отныне совмещает в себе должности регионального главы Инквизиции и правителя города.
— И как у вас… с ним? – продолжал выспрашивать Санчез.
— А так, что четверть Гильдии уже накрыли с его подачи. Эльнир времени не теряет… — в голосе тифлинга не было никаких эмоций, но жёлтые угольки глаз подёрнулись багровым.
— Эльнир? Кто это?
— Его так зовут.
— Эльфийское имя. Он эльф?
— Не знаю, — мрачно усмехнулся Вован. – Этот Наказующий – очень забавная личность. Всегда носит серебряную маску, полностью скрывающую лицо и капюшон, из-под которого не видно ни ушей, ни причёски. По голосу тоже ничего не поймёшь. Известных склонностей не имеет, личных привязанностей нет, прислуги не держит, продукты покупают его подчинённые.
— С ума сойти, — нервно рассмеялся Санчез.
Наконец, пришёл Под-Дот. Не вступая с ним в пререкания, глава Гильдии Воров выскользнул за дверь и повёл их к южным воротам.
— Там же пустошь? – удивился полуорк, за что удостоился презрительного взгляда тифлинга. – Или нет?..
Солнце скрылось за облаками, потянуло холодным ветерком – середина осени давала о себе знать. Перед троицей расстилалась серая каменистая пустыня, только эльфу показалось, что впереди что-то блеснуло. Вспышка, ещё раз…
— Что там? – тихо спросил Санчез у Под-Дота. Тот пожал плечами – мол, понятия не имею.
Наконец, они подошли ближе… Эльф чуть не свалился в песок.
Из-за высокого холма рядом показался источник вспышек – огромный монумент, не меньше пятидесяти метров в высоту, словно бы вылитый из переливающейся серебристой ртути. Чудовищная гуманоидная рука до локтя, сжатая в указывающий на небо кулак. До него оставалось ещё сотня футов, но и вдалеке статуя очень впечатляла…
— Что. Э. Т. О? – выдавил из себя Под-Дот.
— Смотри, смотри внимательней, — язвительно проговорил Вован. – Запоминай! Ах, проклятье! Отвернитесь!
С этими словами тифлинг упал на землю лицом вниз. Не успевшие последовать его примеру, полуорк и эльф всё ещё смотрели на статую, когда…
… когда солнце показалось из-за густого покрывала облаков и его лучи упали на серебряную руку. Монумент озарился ярким белым светом – и глазницы двух подобравшихся слишком близко глупцов наполнились иссушающей разум болью.
Солнце снова скрылось, но Под-Дот и Санчез ещё с минуту катались по серым камням, подвывая от боли.
— Что… это… такое? – когда зрение более-менее восстановилось и они отошли от статуи, повторил вопрос полуорка эльф.
— Гигантский резонатор Святой магии паладинских Орденов, — ухмыльнулся тифлинг. – Не открытая длань, как у паладинов, а сжатый кулак, прошу обратить на это внимание. Это – подконтрольный инквизиторам очень могущественный артефакт, надеюсь, понятно?
— … и наша миссия с ним не связана, — подхватил Санчез. – Правда?
— Связана, Танцующий, связана!, — мерзко ухмыльнулся полудемон. — Половина гильдии состоит из тифлингов и этот «кулак»… Сводит нас с ума! – выкрикнул, видимо, не имея больше сил сдерживаться, вор. – Даже когда мы в городе – его жгущий свет перед нами. Он выжигает наши глазницы, от него болит голова, ночью мы не можем спать – в снах к нам приходит тот же свет! Среди нас нет никого, кто мог бы выкрасть из дома Эльнира управляющий компонент «кулака». Мы просто не сможем прикоснуться к нему – наша кровь демонов сгорит от света Латандера. Поэтому мы обращаемся с заказом к вам. Нам нужна маленькая статуэтка – копия большой статуи, только в два дюйма высотой. Скорее всего, она храниться в сейфе в кабинете.
— Выкрасть из дома лорда-инквизитора, мастера Наказующих, мешающую вам вещь? – недоверчиво спросил полуорк. – Сколько вы за это даёте?
— Две тысячи золотых, — не колеблясь, выдал вор. Награда оказалась достаточно безумной для такого дела. Полуорк поморщился.
— Золото у меня есть, — мотнул головой Под-Дот, не обращая внимания на возмущённый взгляд Танцующего-в-тени. – Оружие и доспехи тоже… Вот что, Санчез, покажи мне свой кинжал.
Эльф выудил из складок плаща средней длины воронёный клинок с рукоятью полированного дерева. Зеленокожий воин покрутил кинжал несколько секунд и протянул эльфу обратно.
— Значит, нам нужно две тысячи золотых и пара магических кинжалов, — переглянувшись с Санчезом задумчиво произнёс полуорк.
— Тысяча сейчас, кинжалы после выполнения задания!
— Ну нет! А что, Санчезу на ограбление со своим ножичком идти?
— Да! Потому что если вы провалитесь, они попадут в лапы Инквизиции!
— Не понял, — Под-Дот вплотную подошёл к тифлингу. – Ты что, думаешь я и Танцующий-в-тени не справимся?
— Я думаю, что лорд-инквизитор порубит вас в лусканский григ, если заметит, — криво улыбнулся Вован. – А ваше оружие пойдёт в схроны церкви Латандера!
— Но нам будет тогда уже всё равно, — подытожил эльф. – Поэтому без нормального оружия я на это дело не пойду – надо же за них хоть подержаться!
— Тьфу, — вор сплюнул. – Будут вам кинжалы. Да такие, что не пожалуетесь. Вечером пришлю. Всё нужное для дела купите у кузнеца Проглора, скажете ему «чёрный страж пришёл» — он вас в лавку наших товаров сводит.
* * *
В кузнице означенного Проглора пришлось оставить почти четыреста золотых – дёшево продавать свои изделия достопочтенный мастер никак не желал. Под-Дот только скрипел зубами – его кошелёк начал показывать дно. Зато парочка авантюристов разжилась двумя «кошками», двумя десятками отмычек последнего поколения и двенадцатью метательными ножами – для полуорка.
«Старый знакомый» Под-Дота, городской чародей, за тысячу звонких жёлтых кругляшей добавил в арсенал воров пару свитков рассеивания магии и одну сеть-ловушку – артефакт, могущий парализовать электрическими разрядами и свалить с ног даже огра.
Когда в дверь комнаты Санчеза, где они оба болтали, постучал посыльный Вована, солнце уже начинало садиться. В комнату вошёл мальчишка-тифлинг с едва пробившимися рожками, поклонился обоим воинам и поставил на пол небольшой обтянутый коричневой кожей саквояж. Полуорк кинул ему золотую монетку и, когда тот скрылся, перетащил сундучок на кровать. Совместными усилиями, Санчез с Под-Дотом сумели открыть с помощью отмычки его хитрый замочек. Крышка с мелодичным звоном откинулась назад, открыв взглядам парочки авантюристов картину, заставившую их изумлённо откинуться назад. Там, на белой атласной подушечке лежало два одинаковых кинжала потрясающей красоты: узорчатые лакированные рукояти с синим орнаментом производили впечатление прекрасного реликта древней, давно ушедшей эпохи, а серые, матово поблёскивающие клинки были испещрены рунами неведомого ни эльфу, ни полуорку языка. Время от времени по лезвиям кинжалов пробегали фиолетовые змейки электрических разрядов, а неизвестные письмена поблёскивали голубоватым сиянием.
Но если первой мыслью эльфа было «Какая прелесть!», то уже через несколько мгновений она сменилась «А как же я такую красоту носить с собой буду? Они же светятся как фонари, да и выглядят дороже содержимого среднестатического гномьего банка.»
— Чего тормозишь? – зашипел Под-Дот. – Давай, возьми их в руки!
Санчез медленно сомкнул пальцы на рукоятях кинжалов. «Так и хочется в бой! Жаль, что со спины такими не ударишь…»
Словно услышав мысли нового хозяина, руны перестали светится, приобретая вид обычного декоративного узора, молнии перестали окутывать лезвия клинков, а изумительно красивые бело-голубые рукояти изменили свой цвет на обычный для оружия странствующих наёмников тёмно серый. Санчез несколько секунд смотрел на это выпучив глаза, а потом послал кинжалам приказ вернуться к прежнему виду. Иероглифы снова загорелись зловещим огоньком, а рукоять изменила цвет на прежний.
Аванс был выплачен. Осталось дело.
***
Особняк великого и ужасного главы Инквизиции был зданием на редкость красивым. Изящный скульптурный орнамент на крыше, внешние стены из чёрного, матово поблёскивающего под дождём камня, чью гладкую поверхность не давала дождям сточить магия – всё это сочетало лёгкие черты с богатством и прочностью. Понятно было, что не слишком утончённый Крунехт такой дом себе строить не мог – значит, особняк был ещё древнее. Два этажа существенно упрощали задачу похитителей – можно было особо не заморачиваться с проникновением через крышу. И правда, порывшись в хрониках местной библиотеки, каждый грамотный житель либо гость Аллиона мог найти запись, что означенное здание выстроила четыреста лет назад Серебряная Длань. Потом паладины покинули эти места – началась Война Умертвий – и здание заняли бургомистры. Впрочем, в конце концов всё вернулось на круги своя – правда, теперь открытая длань сменилась сжатым кулаком.
Сейчас Эльнир сидел на резном троне, полагавшемся региональным инквизиторам в окружении четверых прибывших с ним в Аллион паладинов. Вид лорда-инквизитора заставлял чувствовать себя неуютно даже своим: ну разве можно спокойно сидеть рядом с закутанной в белый плащ с накинутым капюшоном высокой фигурой, да ещё с полностью закрывающей лицо серебряной маской.
— Братья, — из-под жутковатого искусственного покрова раздался как будто специально стерилизованный металлический голос. – Мне было видение от Западной Обители.
Присутствующие чуть склонили головы в знак уважения к старшему по рангу.
— Епископ Долнер сообщает, что один из археологов, исследующих руины Наследия Создателей, наткнулся на несколько томов с практическими знаниями о некромантии, прикончил других участников экспедиции и скрылся от наших братьев. Его Святейшество провёл ритуал поиска и выяснил, что Картени Саввиус – имя рекомого — в землях Аллиона. Задача – предотвратить его попадание в город и, конечно же, сохранить… нашу особую вещь. Свои… учебники… он утратил и их уничтожили Искореняющие. Вопросы?
— Разрешение провести облаву? – мурлыкающим голосом спросил Ку-Раинг, желтолицый
и узкоглазый храмовник-ассасин.
— Не думаю, что это лучший вариант, — в интонациях голоса лорда-инквизитора проскользнула задумчивость. – Точное местоположение Саввиуса не известно. Нам нужно установить слежку за пригородами и следить за выбросами магии Некроса.
— Тогда – патрули? – поудобнее устроился в кресле Равиз, темнокожий Искореняющий. – Только ведь это не надёжно…
— Что ещё можно сделать? – в глубине тёмных провалов глазниц маски зажёгся голубоватый ледяной огонёк. – Опять что-то знаешь, но молчишь?!
— Да нет, — Искореняющий не отвёл взгляда от огоньков Эльнира, но стало ему явно не уютно. – Только, если у него хватит ума закрыть ауру – а у него скорее всего хватит! — мы его не найдём!
— Найдём, — сарказм в голосе лорда-инквизитора удивительным образом переплетался с неподдельной грустью. – Он достиг предела своих способностей. Значит, будет пытаться увеличить их магией крови. По жертвоприношению и найдём.
— Мы будем ждать, пока он не убьёт человека?! – вскричал молодой мастер артефактной магии Мартин.
— Я просто говорю, что у нас мало других шансов обнаружить некроманта, — голос Эльнира хлестнул как кнут. – Это, чтобы подстегнуть вас к нахождению Археолога до того, как он займётся кем-то. Вопросов нет? Отлично! Тогда ты, Равиз, устроишь продолжительное угощение для бродяг – так, чтобы пришли все! Карантир, Мартин, Ку-Раинг – вы патрулируете окрестности. Нельзя терять ни минуты. Пару дней обойдётесь без сна, восстановите силы магией, или, если лень колдовать, возьмёте в кладовой стимуляторы.
Четверо других паладинов дружно поморщились. Именование молитв Латандеру «магией», «чародейством» или «волшбой» было под неофициальным запретом в Серебряной Длани.
— А охрана дома, Старший? – задал вопрос Равиз.
— О-о-о, я думаю, для меня это не проблема, — мрачно усмехнулся лорд-инквизитор.
***
Полуорк, покряхтывая, перевалился через бортик крыши особняка. Вслед за ним по верёвке стремительно взлетела тонкая фигура Танцующего-в-тени.
— Фу, жарко, демон, — вытер пот со лба Под-Дот.
— Я говорил, мифрил под костюмом – лишнее, — улыбнулся Санчез. – Дверь на чердак видишь? Давай её отсюда.
Полуорк крякнул, потянулся, подошёл к хлипкой деревянной дверце, размахнулся… и лезвие извлечено из-за спины секиры со звоном отлетело от прогнивших досок. Ещё один удар – тот же эффект. Воин задумчиво развёл руками.
Солнечный эльф выставил ладонь параллельно двери, что-то прошептал – из досок двери ударила маленькая молния, попавшая прямо в вытянутую кисть. Санчез зашипел, сунул два обожженных пальца в рот и резко повернулся к другу.
— Какой-то артефакт. Защитное поле постоянно обновляется, свитком «рассеивания» тут ничего не снять.
— А артефакт вырубить никак? – для галочки спросил Под-Дот. Взгляд эльфа показал всё, что он думает об уровне образованности разных там полуорков.
— Может, и «как», но после этого все инквизиторы Аллиона точно к тебе на вот эту крышу прибегут, — ядовито ответил Танцующий-в-тени. – Давай через окно!
Под-Дот тоскливо вздохнул и стал вновь обвязываться верёвкой от кошки. Ограбление стремительно переходило в разряд – повезёт\не повезёт, сиречь спит\не спит.
На окошке кабинета эльф обнаружил сразу два заклятья – покров светонепроницаемости и сигнальный колокол. Свитка хватило одного – чары не отличались сложностью. Пока Санчез возился с сигнализацией, полуорк продемонстрировал чудеса ловкости, извлекая из внутреннего кармана алмазную пилку. Полторы минуты работы – и Под-Дот аккуратно вынимает из окна правильный стеклянный прямоугольник.
Натянув шёлковые чёрные маски с прорезями для глаз (не хватало ещё, чтобы их в лицо тут узнали, если что!), воры с величайшими предосторожностями протиснулись в узкое отверстие. Кабинет лорда Эльнира… Вытянутое прямоугольное помещение, разделённое на четыре условных части. Ближе всего к «вскрытому» самая большая часть – шесть длинных шкафов с книгами. Рядом – настоящая магическая кузница – пол обложен шлифованными гранитными плитами, вделанная в стену горнильная печь, наковальня и невысокий столик с коллекцией молотов и щипцов любых размеров. Несколько слитков золота в печи явно указывали на магическую природу разжигаемого в ней огня. Значит, Эльнир, ко всем своим известным талантам, ещё и волшебник-кузнец.
Недалеко от кузни алхимическая лаборатория – несколько заставленных разноцветными пробирками полок и стол с перегонными кубами, стеклянными трубками и алхимическими горелками.
Собственно же кабинет находился в самом дальнем углу. Там пол был покрыт пушистым белым ковром, стояла конторка с письменным столом красного дерева, и висело несколько картин. Стол был почти не виден под грудой исписанного пергамента. Плохо. Паладины статуса Эльнира неаккуратными не бывают, а это значит, что он… вот-вот вернётся!
Как только эти мысли промелькнули в голове полуорка, замок на единственной в кабинете двери лязгнул. Ворам пришлось метнуться к «библиотеке», а дверь открылась, и в комнате раздались уверенные, чуть приглушённые шаги. Уборщики так не ходят… Значит, всё-таки Эльнир…
Рискнувший чуть высунуться, полуорк увидел сидящего за столом высокого антропоида, закутанного в белую мантию с характерным металлическим блеском из-под капюшона. Он. Хорошо, хоть окно прорезанное пока не заметил.
Взгляд Под-Дота встретился со взглядом Санчеза. Тот едва заметно кивнул, указывая глазами на тонкий моток сети в его руках. Полуорк ответил таким же кивком и из рук эльфа в инквизитора полетел стремительно раскрывающийся комок прочных нитей. Эльнир был очень хорош, он даже успел вскочить со стула…
Только ему это не помогло. Грузики на концах сетки захлестнулись и инквизитор упал на колени. В комнате сухо затрещало, сеть засветилась зловещим синим мерцанием. Из-под капюшона раздался хриплый стон.
— Быстрее! Оглуши его! – кивнул полуорку Санчез. Под-Дот покрепче ухватил секиру, подбежал к паладину…
… и сеть с оглушительным грохотом разлетелась клочками верёвки в стороны…
Тут Под-Дот сделал то, чего нельзя было делать ни при каких обстоятельствах – посмотрел на мерцающие в глубине серебряной маски голубые огоньки. Полуорк пошатнулся как от удара… а ещё он понял, что никогда не знал настоящего страха. Память крови четверть-эльфа и годами выращиваемое чувство опасности твердили – сущность, скрывающаяся за личиной паладина Латандера не имеет ничего общего с антропоидами. Даже гитиянки, даже Пожиратели Разума не смогли бы так смотреть на другого.
Эльнир плавно распрямился, словно и не его тут только что жгли молниями. Из распахнувшихся складок плаща (под которым оказалось не что-нибудь, а пластинчатый нагрудник!) вылетел затянутый в чёрную перчатку кулак. Тело полуорка содрогнулось от страшного удара в солнечное сплетение, а секундой позже – от сломавшего несколько рёбер прикосновения колена инквизитора к нижней части груди. С какой-то напускной небрежностью паладин отбросил тело поверженного противника в сторону…
Санчез отчётливо осознал, что пришла пора умирать. Друга бросить нельзя, да и вряд ли он успеет убежать. Последний шанс – каким-то чудо свалить лорда-инквизитора… кто бы мог подумать, что в этом захолустье окажутся такие эмиссары паладинского Ордена!..
Метательный нож, брошенный эльфом, сорвал с головы Эльнира капюшон. Как ни странно, по плечам инквизитора рассыпались кудри редчайшего бело-жемчужного цвета, а не показались чешуйки, серая кожа или ещё какая-нибудь ожидавшаяся Танцующим-в-тени гадость.
Вытянутая перчатка регионального главы Инквизиции окуталась голубым облачком и из него, прямо в сердце Санчезу, ударил овитый молниями луч кристальной чистоты. Странная смесь классической молнии, Копья Ветра и Ледяного Молота – показали магические чувства Танцующего-в-тени…
Последнее, что видел эльф, была его грудь, взрывающаяся облаком кровавых ошмётков…
Неожиданно полуорк шевельнулся, зашипел от боли и, поднявшись, размахнулся секирой, целя в спину Эльниру. Великолепный удар, к сожалению, не удался – древко топора у самого лезвия было перехвачено паладином … Крошащий кости удар топорищем вырванного оружия по темечку незадачливого грабителя – мир померк и перед глазами полуорка.

Лист 2. В гостях

Свет. Первое, что ворвалось в его сознание – был свет. Мягкий, живой свет солнечного дня проникал сквозь занавешенные шторы, его тепло окутывало Под-Дота с ног до головы. Наконец, он зевнул и открыл глаза.
То, о чём он мечтал последние десять лет. Он – в белом домашнем костюме под покрывалом на пахнущей свежестью постели. Ощущения лёгкости мыслей и отсутствия боли в застарелых шрамах были настолько необычны, что Под-Дот целую минуту лежал неподвижно, рассматривая потолок, боясь рассеять наконец-то снизошедший на него покой.
А, так он же вроде жить не должен, после того, что было в доме Эльнира. Получается, умер. Ну и пусть, оказывается, нет в этом ничего страшного…
Полуорк потряс головой и осмотрелся. Так, просторная комната со светлыми фресками на стенах. Напротив угла Под-Дота – ещё одна кровать, в ней – Санчез собственной персоной. Кажется, дышит. Не понял! Полуорк почувствовал, как у него плавится череп. Его что, в эльфийский рай взяли, по бабушке-эльфийке?!
Под-Дот выглянул в окно. Главная площадь Аллиона?! Выходит, они живы?!
— Эй, эльф, — негромко окликнул спящего полуорк. – Доброе утро!
Санчез перевернулся на другой бок и продолжил сладко спать. Зато постучали в дверь.
— Войдите, — залез под одеяло Под-Дот. Кто бы это мог быть? Вообще, где они? Уж не в…
Дверь распахнулась и внутрь вошёл такой знакомый воин в серебряной маске и белом плаще.
— А-а-а-а! Чур меня! – заорал полуорк, чувствуя, что сейчас хлопнется в обморок.
— Вы очнулись? Ну что ж, позвольте представиться! — Лорд-инквизитор расхохотался искренним добродушным смехом, закрыл дверь и снял маску.
— Нет, — потряс головой Под-Дот, увидев скрывавшееся под ней лицо. – Ты мёртв! Как это возможно?! Иллюзия…
— Нет, — зрачки Эльнира на миг блеснули голубым огоньком. – Иначе почему ты всё ещё жив?
— Я видел, как Тёмный страж убил тебя и заточил душу в амулет, — полуорк хрипел и совершенно обалдело вращал глазами.
— А амулет достался эльфам, которые продали ненужную побрякушку ордену Серебряной Длани!
— Предлагаешь мне поверить, что тебя как-то реинкарнировали? – восстанавливая контроль над собой усмехнулся Под-Дот. – Чтобы наделить погибшую душу плотью, нужна непредставимая энергия. Прости, но ты не представлял такого интереса для паладинов.
— Ошибаешься, орчик! – Эльнир присел на стоящее рядом роскошное кресло. – Слышал когда-нибудь о серебряных големах? Не о тех, которые были болванчиками человекоящеров, а о церковных серебряных големах?
— Бред, — покачал головой полуорк. – Извини, в сказки не верю. Чтобы полдесятка центнеров серебра прыгало, быстро сражалось, да ещё и было полиморфным — чушь.
Инквизитор молча снял с руки перчатку и вытянул руку вверх. «Хм… Кисть как кисть… Обычная, розовая, полуэльфийская… И что?»
Кончики пальцев окрасились в цвет сверкающей на солнце ртути. Несколько секунд – и вот уже по коже от пальцев к локтю будто текут ручейки расплавленного металла. Лицо полуэльфа тоже изменилось – втянулись в голову ставшие металлическими пряди волос, застыли черты живого изменчивого лица, глаза, даже глаза затянулись сверкающей серебряной плёнкой.
— Орден Серебряной Длани нашёл схрон Старой Церкви, — продолжил лязгающим лишённым интонаций голосом рассказ Эльнир. Жутко выглядящие металлические глаза медленно осматривали комнату. – В числе прочего, там содержался не активированный серебряный голем. Магистры Длани, конечно, не могли упустить такой случай и попытались его оживить. Только вот не находилось чем. Предложение консула Эвермита о продаже амулета, в свойствах которого эльфы не разобрались, было принято с распростертыми объятиями. Ещё вопросы ко мне есть?
— Н-нет, — обалдело покачал головой полуорк.
— Зато есть у меня, — лорд-инквизитор, похоже, решил, что в форму полуэльфа ему возвращаться не стоит. – Что ты делал в моём доме?! Ты был воином – стал воришкой?! Или… убийцей?
— Клянусь, если бы мы знали, что ты жив…
— Что. Вы. Делали. В. Моём. Доме, — раздельно произнёс паладин.
— Нам нужно было выкрасть… статуэтку, — отвёл глаза Под-Дот. – Контроля на «кулаком».
— Зеленокожий идиот!!! – Эльнир сделал шаг к полуорку. Его рука вытянулась почти на три метра к Под-Доту. Кисть серебряного голема сомкнулась на горле полуорка, отдельные пальцы слились вместе, потом разделились на два щупа и вновь слились за шеей Под-Дота, образовав цельный металлический захват. – Кто тебя нанял?! Кто знает о… — инквизитор осёкся.
— Я не могу сказать о нанимателе, — хмуро произнёс полуорк. Металл серебряного голема оказался просто ледяным. Шея, казалось, сейчас сгорит от боли. – Он уже заплатил нам – кинжалами Санчеза.
Полиморфный захват снова трансформировался в руку и Под-Дот упал на кровать. Голем стремительно менял свой облик, превращаясь в полуэльфа.
— Ты, конечно же, понятия не имеешь, зачем мы строили «Руку Бога», — сквозь зубы с неподдельной горечью проговорил Эльнир и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил. – Так вот, я расскажу тебе, обещаю, но ты должен поклясться, что никогда не откроешь это кому-нибудь ещё и расскажешь мне о нанимателе. Тебя задействовали в тёмную, Под, я дам тебе шанс понять, кто может желать разрушения «Руки».
— Обещай, что не убьёшь или заточишь его. Изгони или не делай ничего. Хорошо?
— Даю слово.
— Это был глава Гильдии воров – Вован. Слышал о таком? Он – тифлинг, и его ближайшие подручные тоже. От магии «руки» им невыносимо… Они просили отключить её, уничтожив статуэтку-контроллёр.
Инквизитор откинулся на спинку кресла, на котором он сидел, несмотря на все метаморфозы с телом и захохотал. Громко, со слезами и закрыв лицо руками.
— Нет… не может быть… — говорил он сквозь приступы всхлипываний и хохота. – Я думал… Предатель среди Магистров ордена… Подлая задумка… Но я совершенно забыл, как «Руки» действуют на полудемонов… — конец фразы потонул в новом приступе гомерического хохота. Санчез проснулся, подскочил и осмотрелся вокруг, ещё плохо соображая со сна. Картина, представшая его взору, была совершенно потрясающа: полуорк в нижнем белье, сидящий на кровати с хмурым лицом, умирающий от хохота полуэльф, одетый в мантию инквизитора, в кресле напротив и отложенная явно им маска на тумбочке около кровати Танцующего-в-тени.
— О-ох, — наконец вытер слёзы Эльнир. – Смотри, твой дружок проснулся… Как самочувствие?
— Могло быть и хуже, — мрачно ответил эльф. Все доступные ему сейчас силы он употреблял на создание магической защиты вокруг своего тела – а то припечатает второй раз лорд-инквизитор «подарочком», костей не соберёшь… — Я что, жив, что ли? Или мы все втроём умерли?
— Живы, живы, — подмигнул ему развеселившийся рассказом полуорка Эльнир. – Вам повезло несказанно – после Клыка Льдов вы первый, у кого оказался не задет позвоночник.
— Клык Льдов… — наморщил лоб Санчез. – Первый раз о таком слышу.
— Изобретение Магистра Бирга – «Ледяня Звезда». Трёхслойное заклятье, относится к пятому уровню. Первый удар – модифицированная молния, чистая энергия, срывающая волшебные щиты со врага. Второй – узко сфокусированный смерч, разрывающий доспехи. Третий – шипастая сфера изо льда, влетающая в пролом брони и там взрывающаяся десятками мелких осколков… Мне пришлось твоё сердце с органами чуть ли не заново создавать – и ведь чудом, но получилось. Да, я хочу, чтобы вы жили… Да, я откуда-то знаю Под-Дота… Да, я простил вас за попытку меня ограбить.
Эльнир повернулся к полуорку.
— Мне нужно идти, у нас сейчас будет что-то вроде ментального совета паладинов. Так вот, твой друг – честный, ты доверяешь ему?
— Да, — не колебался Под-Дот.
— С чёрными культами был когда-нибудь связан?
— Я – солнечный эльф, — на скулах Санчеза заиграли желваки. – Никогда не использовал некромантию ни для чего, кроме изгнания нежити и не изменял слову. Честь вора – тоже честь.
— Молодец, — полуприкрыл глаза инквизитор, прислушиваясь к каким-то ему одному известным астральным струнам. – Не врёшь… Тогда слушайте. «Рука» была построена, чтобы дать мне достаточно сил для открытия портала в середину горного кольца Раг-Симарра. Это на востоке Фаэруна, на полуострове. Так вот, мне нужно провести там небольшое расследование и забрать некую вещь. Время не терпит, а делать всё нужно быстро, затем и идём туда порталом: горы практически непроходимы и окружают полуостров по периметру, отсекая от материка. По той же причине, исполнитель – серебряный голем. И я хочу пригласить с нами тебя, Под. И, если твой друг согласится, Танцующий-в-тени нам бы тоже не помешал.
Полуорк вытаращил глаза.
— Куда?! Туда?! А что там хоть делать надо? А то у меня плохое предчувствие… Имеет, кстати, обычно свойство оправдываться…
— Там? – Эльнира поднялся и надел на лицо маску. – Там у тебя будет случай помочь другу. Ну не бесплатно, конечно же, торгаш несчастный! – заметил инквизитор выражение лица зеленокожего. – Выше нос! Не обижу деньгами и… не только. Помнишь, тогда, шесть лет тому, как я триста золотых из отца Илона выбил за спасение паломников и потом епитимью отбывал месяц? А как я полный доспех у старших чинов ордена вымаливал?.. Я нужды вашего брата знаю… Берётесь?
— А если откажемся? – осторожно спросил Под-Дот.
— А откажетесь так и балор с вами! – Эльниру всё-таки надоело цацкаться со старым знакомым. – Только не мифрильных доспехов, ни секиры, ни кинжалов своих тогда вам больше не видать! Конфискованы и ушли в схроны церкви…
Паладин развернулся к двери и явно намеревался уйти, когда полуорк снова окликнул его.
— Подожди… — Эльнир обернулся. – Что ты мне сказал на третий день знакомства, после дневного привала?
— Что только позеленевший от глупости полуорк полезет в полуразрушенный гномий маяк, из которого так и несёт астральной мутью, — улыбнулся лорд-инквизитор.
— Какого цвета были глаза Тёмного стража, убившего тебя? Какое слово выгравировано на мече?
— Глаза зелёные. Слово – R’EtlInk, месть на древнеэвермитском.
— Подземелье Колдовского Дола, лощинка перед входом. Цвет зелья, которое мы нашли спрятанным под камнями?
— Оранжевое, я определил его эффект как «Сила Быка»
Несколько секунд Под-Дот молчал. Потом встал и крепко обнял паладина.
— С возвращением, Алекс.
Инквизитор молча пожал его руку и ушёл.
— Ну?!
— Что? – вяло посмотрел в сторону эльфа Под-Дот.
— Это же Эльнир, так? Откуда вы друг друга знаете? Почему он простил нас? Как он погиб? Что вообще твориться?!!! – под конец закричал Санчез. – Я сейчас с ума сойду!..
Полуорк тяжело вздохнул. Предстояло ответить на мно-о-ожество вопросов.
***
В коридорах особняка на Эльнира (по-прежнему Эльнира для остальных!) буквально налетел Мартин, молодой артефактник Хранителей.
— Лорд! – глаза человека лихорадочно блестели. – Каран с Ку-Райнгом и Равизом пропустили его! В городе идёт подготовка к обряду жертвы! Амулеты в моей лаборатории раскалились…
Взбешённый инквизитор ударил кулаком по стене – да так, что от неё отлетел огромный кусок штукатурки и покрылась мелкими трещинками кладка. «Нельзя, нельзя так злиться…»
— Есть хоть какое-то представление, где он может быть?!
— Слабо патрулировался восточный сектор – на него не хватило «серебряных глаз» и они понадеялись, что там никто не появится, максимизировав охрану на других участках…
— Болваны! Сможешь найти Археолога? Быстро?
— Н-нет, лорд Эльнир… Только вы можете провести глубокий поиск, остальные слишком слабы…
— Проклятье, — ещё один кусок штукатурки отлетел от стены. – Отправь им сообщение, пусть носятся по городу и ищут его, пока не найдут здесь не появляться.
— Да, лорд Эльнир, — молодой паладин скрылся в переходе на лестницу.
Всё-таки прошляпили! А поиск его собственной силой займёт несколько часов… Шансов на чьё-то спасение практически нет…
А-а-а-а! Выброс! Кровь… Некромантия… Серебряный голем прислонился к стене, схватившись пальцами левой руки с раскалывающуюся от боли переносицу. Смерть Археологу!
Как всегда, в минуты особой ответственности, магические возможности лорда-инквизитора выросли в несколько раз. Сосредоточившись, он легко отпихнул от канала связи болтающего с паладинами Мартина и перехватил её сам.
«Раззявы! Чувствуете?! Смерть!»
Ответом ему стал нестройный гул нецензурных выражений. Похоже, не у него одного была болевая реакция на эманации некромантии.
«Ищите его по следу. Найдёте – убейте.»
Сам Эльнир выбежал на улицу, трансформируя внутренние органы тела в серебро. Прохожие даже не видели очертания фигуры – просто из особняка правителя города вырвался грязно-белый смерч, оставляющий за собой перевёрнутые тачки с фруктами и облака пыли.
Рядом! Тварь пьёт чью-то жизнь совсем рядом!
Здесь?! Нет, дом пуст…
Здесь?! Нет, чувствуется тихая радость…
Здесь?! Нет, слишком мало истинного зла, просто жена ругает мужа или мать дочь…
Вот оно! Крепкий деревянный сруб, из которого так и фонит обрядом жертвоприношения.
Пинком ноги паладин выбил закрытую дверь. Первая комната пуста… Зато во второй…
Занавешенные шторами окна, начерченная на полу кровью пентаграмма, а в её центре – труп мужчины с проколотым горлом. Над ним склонилась фигура в чёрной робе с накинутым капюшоном.
Заметив вошедшего, некромант взмахнул рукой и из тёмных углов дома к лорду-инквизитору протянулись десятки призрачных серых рук.
Ну, тянитесь-тянитесь…
Эльнир мгновенно извлёк из ножен зачарованный самим архиепископом меч и поднял его над головой. Клинок ярко засиял жёлтым дневным светом, образовавшим около лорда-инквизитора защитную сферу. Попавшие в неё руки бессильно осыпались на пол серой пылью, а остальные боязливо втянулись обратно.
Археолог выкрикнул замогильным голосом какую-то команду и перед паладином из воздуха стали проявляться очертания гуманоидной фигуры, становясь всё более и более материальными.
Меч инквизитора снова оказался в ножнах. Полуэльф поднял сжатые кулаки над головой, и по полу от фигуры Эльнира прокатилась волна слепящего белого света. Некроманту видимого вреда это не нанесло, а его создание с жутким воем растаяло в воздухе.
Теперь колдун уразумел, что стоящий перед ним далеко превосходит способностями обычных паладинов и к магии смерти больше не прибегал. Вместо этого, он зачерпнул в пентаграмме крови и бросил её в Эльнира. Капли крови в полёте стали трансформироваться в маленькие огненные шары. Первые восемь шариков инквизитор отбил мечом в разные углы дома, но девятый взорвался около самой рукояти и меч паладина отлетел далеко в сторону.
Пора было с этим заканчивать. Эльнир подскочил к некроманту – тот ещё попытался отмахнуться кривым жертвенным ножом, наивный! – и стремительно перелил кисти обеих рук в короткие клинки.
По два взмаха крест-накрест – на полу шесть отдельных частей некроманта. Маленькая привилегия паладинов – чужая кровь никогда не пятнает их зачарованных доспехов, а, при наведении определённых чар, легко стекает и с незащищённых участков тела, поэтому Эльнир продолжал выглядеть вполне пристойно. А вот перчатки, разорванные серебряными клинками, придётся выбросить.
Отбитые инквизитором файерболы подожгли стены. Через несколько минут начнётся большой пожар. И Эльнир только радовался этому – пусть огонь уничтожит следы жертвоприношения.
Внезапно, лорд-инквизитор услышал жалобный всхлип. Откуда-то… Точно! Паладин заглянул за шкаф.
Там, обхватив руками колени, сидела девчонка вряд ли старше пятнадцати. Полуэльфийка! Эльфийские черты и вертикальный зрачок, но человеческие уши и встречающийся только у полукровок жемчужно-белый цвет волос, как у самого Эльнира.
— Брат… Он мёртв? – посмотрела девочка мутными глазами на паладина. – А… та сволочь?
— Твой брат ушёл в рай своего божества, — потрепал он её по волосам. – Его убийца – проклятый Латандером некромант – мёртв. Пламя зажжёт дом окончательно только через две-три минуты, время ещё есть. – Как тебя зовут?
— Рика, — девочка смотрела в пространство, раскачиваясь из стороны в сторону. Похоже, она ещё до конца не поняла, что с ней произошло. – А… ты?
— Алекс. Да, зови меня так, — попытка сделать голос мягким успешно провалилась. Вот до чего работа в Инквизиции доводит! – Ты знаешь меня как лорда Эльнира.
— Ты – новый бургомистр? А почему без маски? – удивилась Рика. Инквизитор ощупал лицо. Действительно, маски нет! Должно быть, уронил, пока бежал сюда.
В дом с шумом ввалились Ку-Райнг с Равизом.
— Ого, наш лорд времени не теряет, — присвистнул Наказующий, разглядывая останки некроманта. – Недолго Археолог жил…
— Вы целы, Эльнир? Я почувствовал выброс некромантии шестого ряда – не обращая внимания на пожар, подошёл Равиз к полуэльфу. – Девочка?! И… ваша маска?
Даже Равиз никогда раньше не видел лица своего непосредственного начальника в этой миссии и теперь напряжённо разглядывал полуэльфа.
— Меня трудно поранить, — криво улыбнулся лорд-инквизитор. – У неё ментальный шок после окаменения плюс, ясное дело, тяжелейший стресс. Несите домой, сделаем, что сможем.
***
— Может, всё-таки расскажешь, что происходит? Так, для разнообразия? – эльф отпил немного принесённого паладином-лекарем (как его… Мартин, что ли?) кофе. Превосходный, кстати, напиток, денег на него у Эльнира явно хватало.
— Пожалуйста, отвали, — полуорк даже не притронулся к кофе и ходил медленным шагом от стены к стене.
Санчез немного помолчал.
— Алекс… что он за личность? Действительно такой душа-парень, как в первый раз кажется?
Зеленокожий злобно посмотрел на друга.
— Душа-парень?! Душа-парни инквизиторами не становятся. Он не плохой полуэльф, он куда более человечен, чем многие паладины-идеалисты, но – запомни! – я не видел его пять лет и не знаю, как он изменился. При этом мы под носом у его подчинённых и, при определённой глупости, у нас есть все шансы окончить свои дни на плахе.
— Расскажи больше. Он полуэльф во втором поколении, так? У него зрачок человеческий, а черты лица наши…
— Он. Не. Полуэльф.
— Как так не полуэльф? Гитиянки остроухий, что ли?!
— Церковный серебряный голем! Слышал о таких?! Может вырастить из руки что угодно, от меча до отмычки и неуязвим для любого оружия и для младших уровней магии. При этом он сам чародей… Могущественный, кстати! Ещё когда мы с ним вместе путешествовали, помню, кое-как колдовать умел, а теперь – так и вовсе дюжину таких как ты за пояс заткнёт.
— Ладно, это ясно… не будешь возражать, если я твой кофе выпью? Отлично… Ты мне объясни, как мы сейчас перед Вованом покажемся? Он же из нас все кишки вытянет, если увидит живыми, а «Руку» — целой.
— Да до лампочки мне, что Вован делать будет! Лучше с ворами иметь проблемы, чем с Инквизицией.
— Замечательно рассуждаешь, зелёный. А ты хоть догадываешься, для чего нас нанял Эльн… Алексус? Может, за Раг-Симмаром твоего дружка, а потом и нас положит какой-нибудь недобитый некромант?
— Как бы то ни было, при всём прочем я верю своему другу, — приняв совершенно твердолобый вид отчеканил полуорк.
— Так на кой ты меня впутывал?! – яростно крикнул Санчез.
— Хочешь без кинжалов остаться? И без денег? Между прочим, у нас появляется шанс на какое-то время уйти из зоны видимости Вована и отсрочить проблемы – пусть думает, что мы мертвы.
— Расспроси Алексуса о нашем деле, — помолчав, решился солнечный эльф. – Я не готов «идти туда, не знаю куда, бить того, не знаю кого».
— Ну, я сам тебе отвечу, — дверь открылась, и слышавший последние слова инквизитор неслышно скользнул внутрь. И это при весе около полутоны!..
Ранее белоснежный плащ Эльнира был измазан грязью, а под глазами на лице набрякли синие мешки – серебряный голем намеренно придавал себе вид живого существа со всеми характерными признаками.
— К сожалению, Аллион не слишком безопасен, — махнул рукой паладин, заметив взгляд Под-Дота.
— Ты… Вована прикончил? – севшим голосом спросил тот.
— С ума сошёл?! – аж подпрыгнул Эльнир. – Я же обещал его не трогать. Познакомьтесь. Паладин-странник Карантир, ранг – Серебряный Щит, Хранитель.
В открытый дверной проём вошёл одетый в серебристые доспехи, как сам Эльнир, широкоплечий дварф с внушительной секирой за спиной. Осмотревшись в комнате, дварф пожал руки Санчезу и Под-Доту.
— Фехтовальщик третьего ранга Под-Дот, — слегка улыбнулся уголками губ полуорк. Как обычно, новый знакомый стал разглядывать «тупого полуорка» после такого приветствия во все глаза.
— Танцующий-в-тени Уотердипа, Санчез Рассолус.
Один за одним термоядерной парочке были представлены все паладины, прибывшие вместе с Эльниром в Аллион. Оказалось их не так много, всего пятеро, считая лорда-инквизитора.
— Братья по Ордену, — заговорил серебряный голем, когда паладины расселись по стульям в комнате. – Все вы знакомы с историей Пода и Санчеза, а также с причиной их появления в нашем жилище. Спасибо, что согласились с моим решением взять их в Серебряные Пески. Вопросы не по миссии есть?
— Э-э-э… Лорд Эльнир, — эльф не был в точности уверен, как обращаться к инквизитору, на вроде афронта не вышло. – А нельзя ли в точности узнать о происхождении названия города? Мы что, едем… телепортируемся на базу Серебряной Длани?
Паладины дружно заулыбались.
— Нет там никакой базы, к сожалению, — со смешком в голосе произнёс Эльнир. – Город так назван первыми поселенцами потому, что он стоит на речной отмели, полной серого песка, из которого горожане путём промывания добывают золото. Не по миссии всё?
Под-Дот и Санчез дружно кивнули.
— Хорошо. Теперь, друзья мои, слушайте краткую миссию. Портал выведет нас за Раг-Симмар с неопределённой точностью. Вначале мы должны будем найти единственный город области: Серебряные Пески. Та территория ограничена по контактам с внешней местностью по причине чрезвычайной забитости окрестных гор разнообразными тварями, поэтому портал придётся охранять. Никто ведь не хочет идти через лёжки огненных гигантов Раг-Симарра? Под-Дот и Санчез, не знают, им надо кое-что рассказать о системе правления Серебряных Песков. Четыреста лет назад там была эпидемия Воющей Чумы, и поднимались огромные толпы мертвецов. Жители Раг-Симарра были обречены без шансов на спасение, но помощь пришла от совершенно неожиданного… лица. Золотая драконица Мираксакалас упокоила орду нечисти и спасла людей, пробив в горах, к сожалению, ныне заваленный проход, через который прибыли нужные лекарства и материалы для восстановления Песков. Эта святая дракоша даже заплатила лекарям и строителям сама, не потребовав от людей никаких компенсаций — надо ли говорить, что после подобного случая на неё молится до теперешних времён всё население города. Насколько нам известно, она даже учит кое-чему способных магов и вяло отказывается принимать дары. Три года назад мы отправили в Серебряные Пески надёжного рейнджера, которая недавно прислала сообщение о слабом вырывающемся в Песках наружу эхе из защищённого магическим экраном схрона. Эхо не позволило установить его местоположение, зато ясно показало, что в содержимое схрона входят благословенное оружие неизвестного типа, обереги для создания святой воды, и… церковные големы. Схрон старой церкви, уважаемые. И мы должны будем его найти.
— А если это… сокровищница дракона? – подал голос Санчез.
— Вряд ли, — задумчиво качнул головой инквизитор. – Мираксакалас не стала бы оставлять защитный саркофаг и фонило бы на всю округу. Но… это не значит, что она не знает о схроне.
— Так мы что, все идём туда только, чтобы задать один вопрос Мира… Миракса… Мираксакалас? Тогда зачем туда послали серебряного голема? – подозрительно спросил Под-Дот.
— На случай… осложнений с драконом, — мрачно посмотрел на полуорка лорд-инквизитор. – Там твориться что-то странное. Гильдия магов Серебряных Песков не отвечает на наши запросы, как и Кларин.
— Кларин?.. – переспросил Под-Дот. – Уж не та ли…
— Именно та, Под. Это с ней вдвоём мы вытащили твоё седалище из постели суккуба,- сухо закончил Эльнир. – После того, как я «погиб», она стала работать в Серебряную Длань и помогала паладинам в самых глухих уголках Фаэруна.
— А она знает…
— Потом, Под, — одёрнул заболтавшегося друга лорд-инквизитор. – То, что краткие итоги нашего брифинга: ясно, что ничего не ясно – это я вижу сам. Придётся действовать по обстановке. Сбор в моём кабинете через полчаса. Под, Санчез, Карантир выдаст вам вашу старую экипировку, а пока… дайте сюда свои левые руки. Ну, давайте, давайте!
Видя, что эльф медлит, полуорк первый протянул свою. Кисть инквизитора сжалась на запястье Под-Дота.
— Бо… Больно! – предупреждающе проговорил зеленокожий.
— Терпи, — назидательно ответил Эльнир. – Тебе же лучше.
С запястья полуорка потянулись струйки дыма, запахло палёным.
— Ар-р-р-р-р-ргх-х-х, — не выдержав, зашипел Под-Дот. – Долго ещё?!
— Всё! – отпустил полуорка серебряный голем. Теперь на запястье Под-Дота, на внутренней стороне руки красовался барельеф-татуировка с рельефным символом серебряного сжатого кулака на серебряном же плоском фоне. От татуировки по телу полуорка исходило странное тепло, успокаивающее боль и, если к нему прислушаться, очищающее мысли.
— Теперь ты, Санчез Рассолус, — повернулся полуэльф к Танцующему-в-тени. Тот опасливо кинул взгляд на Под-Дота, но подчинился. Минута – и полуэльф украсился таким же символом. – Этот знак – часть моего собственного магического серебра. Он покажет другим паладинам, что вы – друзья Серебряной Длани, поможет залечить ваши раны и, при смертельной опасности, единожды спасёт от неотвратимого удара, ещё через него вы всегда можете связаться со мной и указать своё местонахождение.
— А чай кипятить по утрам не умеет? – не сдержался эльф. Эльнир оставил шутку без комментариев.
— Всё, до встречи! – инквизитор хлопнул дверью и быстрым шагом направился в малую гостиную – комнату, где останавливались переночевать гости владельца особняка. Пора было заняться судьбой Рики.
Полуэльфийка сидела на кровати, читая «Устав праведного воина Латандерова». Карантир, которого лорд-инквизитор попросил подобрать девочке пару новых нарядов, справился с этой задачей истинно по-дварфийски – на его подопечной теперь были одеяния паладинского ордена Длани: чёрные сапоги плотной кожи на небольшом каблучке, белые штаны и белая же особого покроя туника с длинными рукавами. На спинке одного из кресел висел белоснежный плащ соответствующего размера с вышитой серебряными нитями эмблемой Инквизиции. Прощупав одежду магическими чувствами, Эльнир убедился, что она обладает и прочими свойствами настоящей брони паладина: способна трансформироваться в доспех и неплохо защищает от колдовства нижних порядков.
— Доброе утро, — отложила книгу Рика. – Спасибо… за того некроманта.
— Здравствуй, — чуть наклонил голову инквизитор. – Некроманты – моя специализация. И у нас бывают неудачи. Я сожалею, что твой брат погиб.
«Какая же молодец!» — мысленно восхитился Эльнир. «Так держать чувства в узде, аура сейчас взорвётся, а на лице ни мускул не дрогнет!»
— У тебя остались родственники?
— Никого, — отрицательно качнула головой девочка. – Олаф заботился обо мне, с тех пор, как умер папа. Мать я почти не помню, когда её унесла невервинтеровская эпидемия чумы, я была слишком маленькой. Больше никого из нашей семьи не осталось… кроме меня.
— Тогда мы поможем тебе устроиться, — чуть помедлив произнёс паладин. – Я проверю тебя на магические способности.
— Папа говорил, что мама проверяла.
— И?..
— Она сказала что-то странное: вроде у меня какой-то прозрачный дар…
— Шутишь?! – опешил лорд-инквизитор. – Это очень редкая штука. Не больше двух-трёх инициированных в столетие. Я перепроверю, хорошо?
Девочка пожала плечами: мол, делай, что хочешь. Эльнир положил Рике руку на плечо и пристально всмотрелся в её глаза. В зрачках инквизитора запульсировали голубые огоньки. Несколько секунд – и в глазах девочки появилось то же сияние, разгорающееся и затухающее в такт блеску глаз Эльнира. Потом цвет глаз паладина изменился на искрящийся оранжевый, почти красный. Зрачки полуэльфийки стали такими же. Так инквизитор перебрал все цвета радуги – глаза девочки точно повторяли каждый оттенок.
— Всё верно! – устало упал в кресло полуэльф. Полная проверка всех аспектов разума Рики оказалась довольно утомительной, зато какие результаты! Какие! – Тебе несказанно повезло, маленькая. У тебя весьма и весьма впечатляющие способности и они пока не имеют привязки к какому-то определённому роду магии. Одним словом, ты можешь сама выбрать, во что перейдёт твой дар и стать, кем угодно: от верховной жрицы до стихийной волшебницы последнего уровня. Сегодня я отправлю тебя в Академию Невервинтера…
— Нет, — отрицательно мотнула головой Рика.
— Что-о-о? – удивлённо протянул инквизитор. – Не хочешь стать магом?
— Я хочу быть паладином, — выпалила явно давно заготовленные слова полуэльфийка. Не будь Эльнир серебряным големом, его челюсть уютно бы улеглась на пол. – Ты же можешь меня учить!
— Рика… — осторожно начал лорд-инквизитор. – Дело в том, что такие способности как у тебя не имеет смысла вбивать в паладинские рамки. Если даже я, представитель церкви Латандера говорю, что тебе лучше стать волшебницей, значит, поверь, в этом есть доля правды.
— Обойдутся там и без ещё одной ученицы!
Эльнир нахмурился. Любой другой паладин любого ордена плакал бы от умиления, заполучив такую ученицу, но может ли он, получив такое важное задание, связывать руки девчонкой, которую надо не только защищать, но и как-то учить?!
— Не хочешь тратить время с неумехой, я вижу! — чуть ли не срывалась на слёзы маленькая полуэльфийка. – Я понимаю, ещё Карантир говорил, что ты следующий кандидат на магистра вашего ордена и не тебе заниматься такой ерундой…
«Ого! А дварф высокого мнения обо мне!» — лукавства высшие чувства паладина не улавливали, значит, так и было.
— Что ты думаешь о некроманте, убившем твоего брата? – серебряный голем мысленно проговорил мантру вызова света Латандера. Соответственно возможностям паладина, все присутствующие в комнате должны были прямо-таки сгореть от умиротворения. Лицо Рики преобразилось ожидаемым образом. Значит, чувствует, значит, Латандер действительно принимает её… И у неё должен быть наставник!
— Он как больное животное – увеличивает свою силу, ничего, в сущности, кроме этого не желая. И даже сила эта ему не нужна, он лишь насыщается как вампир… Это бешенство магов – таких нужно как можно быстрее останавливать… Возможно, даже не убивать… Лечить…
Рот девочки, когда она закончила говорить, чуть приоткрылся. Глаза невидяще смотрели в потолок. Инквизитору пришлось быстро прервать мантру – нормальное состояние Рики через миг восстановилось.
— Я не смогу тебя научить многому, — Эльнир усилием воли подавил рефлекторное расслабление тела, оставшееся со времён, когда он был полуэльфом. – Я из Наказующих – слышала о таких? Убийца магов… И просто убийца. Учись я чуть похуже, — усмехнулся инквизитор. – быть бы мне вечным ассасином на службе Верховного Магистра. А так даже на стажировку, как Хранителей-странников, отпустили шесть лет назад… там со мной случилось очень большое несчастье, приведшее меня к теперешнему положению. Ты – женщина. Женщины – двадцатая часть паладинов. Они должны врачевать раны, а не выжигать их калёным железом. Я бы с радостью научил тебя всему, что знаю…
— … значит, научишь, – заключила полуэльфийка. – Карантир говорил, что ты сам маг – ты ведь можешь рассказать больше мне о магии, чем любой другой наставник. И главная причина — я хочу избавлять мир от таких как… тот, — воинственно сжала кулачки Рика.
— Маленькая Наказующая, — не сдержался от усмешки Эльнир. – Хорошо. Я научу тебя всему, что знаю сам и поручусь перед приёмной комиссией, но экзамены тебе в двадцать сдавать всё равно придётся. Тебе четырнадцать, так? Тогда есть ещё шесть лет. Иди за мной!
Вместе они поднялись в кабинет паладина. Там Эльнир встал около совершенно гладкой стены, провёл над ней ладонью – сквозь мозаику проступили очертания довольно большого прямоугольника, оказавшегося частью выдвинувшейся из стены полки-тайника.
На полке лежали образцы всех используемых орденом Серебряной Длани средств ближнего боя. У Рики загорелись глаза: каждое оружие здесь было и подлинным образцом искусства.
Кинжал из холодного железа, клинок характерно отблёскивает красным, рукоять – чёрная с узором из начищенной до блеска меди. Выглядящий игрушкой короткий меч, гравированный истинным серебром, рукоять – причудливая смесь золотых нитей и синего лака. Рядом – меч, но уже полноразмерный, рукоятка – сложный узор серебра на чёрном матово блестящем дереве. Клинок этого меча едва уловимо мерцал голубым – мифрил. Рядом секира — простая, честная сталь лезвия и окованная рукоять. Не сразу полуэльфийка поняла, что оружие прямо-таки фонит чародейством. Булава с шипами, покрытыми слоем адаманта и древком из каменного ясеня, не растущего на Фаэруне и выторгованного за сумасшедшие деньги у жителей других континентов. Последнее – катана самураев Восточного Архипелага, судя по слабому сиянию вокруг клинка – один из благословенных мечей.
Пальцы Рики словно сами сжались на рукояти катаны.
— Вот… — повернулась полуэльфийка к лорду-инквизитору. – Только я хочу… пару таких. Это катана, да?
— Катана, — не слишком радостно кивнул Эльнир. Ох-хох. Этим оружием нужно учиться владеть годами, а парой учатся владеть всю жизнь. С другой стороны, в выборе первого оружия ученика нельзя ограничивать – это одно из обязательных условий ученичества. Получается, эту девчонку придётся учить биться тем, что она хочет. – Хорошо! Сначала одной. Ударь меня. Смелее, не осторожничай.
Рика укоризненно посмотрела на наставника, но узкий, чуть изогнутый клинок в цель всё-таки полетел. Особо не напрягаясь, инквизитор схватил катану перчаткой за лезвие. Девочка от неожиданной инерции выпустила меч.
— Хорошо, — одобрительно кивнул паладин. – Я отправляюсь на задание, ученица. Вернусь… если повезёт – через неделю. Не повезёт – месяц. Или не вернусь.
— А можно…
— … со мной нельзя, — быстро закончил за неё Эльнир. – Ты едва одну катану держишь! А для начала нормального обучения ты должна махать парой по два часа в день. Равиз покажет тебе комплекс упражнений для наращивания мышечной силы и выносливости…
— Драться два часа подряд! – с ужасом завопила полуэльфийка. – Я через три года не смогу так!
— Думаю, одного года хватит, — ровно произнёс инквизитор. – Свет Латандера может значительно расширить возможности тела. Помни об этом.
— Что-то мне не сильно молитвы в церкви помогали, — с сомнением ответила девочка. Серебряный голем пропустил замечание мимо ушей.
— Теперь на твоём разуме печать ученика паладина, — инквизитор аккуратно выстроил золотые нити ауры маленькой полуэльфийки в символ открытой ладони. – Она поможет обращаться к божественной энергии. Мартин покажет сегодня тебе основы обращения. Пока, — инквизитор, как было принято у полуэльфов между собой, пожал руку девочки сцепленными между собой пальцами. – Хотя нет… Вот тебе пища для размышлений.
Эльнир закрыл глаза, сосредоточив часть своих магических сил. Мощнейшая вспышка энергии – и в нескольких сантиметрах от пола возник разбрасывающий тут же исчезающие искры голубой ярко сияющий шарик. Сил, ушедших на создание этого светильника, хватило бы на десяток взрывающихся файерболов. Зато девочка должна прочувствовать механизм зарождения чародейства. Грубо, неэффективно, но для первых попыток Рике хватит.
— Огонь будет гореть неделю. За это время разберись в его составляющих и сделай такой же: пусть горит десять секунд и будет… красного цвета. Да, красного. Совсем хорошо будет, если сможешь высечь настоящую материальную искру.
Лорд-инквизитор подошёл к «библиотечной» части кабинета и достал из одного шкафа две узенькие брошюрки.
— Лучше не лазь по моему кабинету – ты моя ученица и ловушки для незваных гостей на тебя не среагируют, но алхимическая лаборатория или сейфы могут преподнести пару сюрпризов. Здесь, — паладин указал на самый дальний шкаф. – Жреческая литература. Почитаешь, если будет интересно.
В углу что-то шевельнулось. Рика повернулась туда.
В стене рядом с письменным столом наподобие тайника с оружием открылась небольшая овальная дверца. Оттуда проворно выбралось странное существо – маленький, не больше кошки дракончик с гладкой светло-салатовой кожей, четырьмя узкими фиолетовыми крылышками и на редкость добрым выражением мордочки.
— Познакомься, — Эльнир жестом подозвал существо поближе. Дракончик тяжело перевалился с лапки на лапку, выдохнул несколько искр и с тихим жужжанием поднялся в воздух. – Это Тим, мой фамильяр. Служит мне со времён ученичества. Мечтает когда-нибудь найти артефакт ускорения роста и стать из сказочного дракона обычным.
— Т-т-о-ч-щь м-м-мас-с-стер-р-ра? – смешно прищёлкивая челюстями, спросило существо, приземляясь на плечо инквизитора.
— Нет, к сожалению, — погладил его Эльнир. – Зачем спрашиваешь? Ты же весь наш устав наизусть знаешь…
— … н-н-не з-с-с-снал бы, ты бы никог-к-кхда экзамены в свой орден не сдал, помнишь, к-к-кхто у т-т-тебя в капюшоне тогх-х-хда сид-т-т-тел и ответы г-г-овор-р-рил?
Привычка имитировать внешние проявления чувств подвела инквизитора: он отчётливо покраснел.
— Тим, моя ученица Рика. Присмотришь за её занятиями, хорошо? – паладин повернулся к девочке. – Протяни руку.
Полуэльфийка повиновалась и маленький дракончик неспешно переполз на плечо к ней.
— Ой! Он… пушистый? – с удивлением спросила Рика, осторожно поглаживая костяной гребень на спине фамильяра. – То есть, я хотела сказать, такой бархатистый…
— Ага, не зверь, а игрушка-забавлялочка для маленьких девочек, — громко фыркнув, совершенно чётко проворчал дракончик, безо всяких трещащих звуков. – Спину и затылок можешь гладить. За хвост не дёргать. Ещё под мышками у меня рефлекторные зоны, нажмёшь – выпускаю когти. Ядовитые. Приятно, если чешешь правую лапу в прихребтовом суставе. Так всё-таки, Алекс? Она – твоя дочь?
— Нет! – аж подскочил на месте паладин. – Я же сказал, ученица…
— Но не сказал, что не дочь, — ироническая усмешка на мордочке крохотного дракона смотрелась довольно… необычно. – Ладно-ладно! Я шучу, конечно. Просто вы оба полуэльфы, внешне, по крайней мере, и у вас очень редкий цвет волос. Я присмотрю за ней, буду с ней играть, прослежу, чтобы не спалила собственную комнату в магических опытах… Летать на поводке на прогулки с ней не надо, надеюсь?
— Просто присмотри за ней, Тим, — вздохнул Эльнир. – Пожалуйста.
— Если бы я не был твоим другом, а был обычным, служащим из-за магической привязки фамильяром, то…
— Но ты мой друг и очень болтливый фамильяр, — почесал Тиму под правой лапой лорд-инквизитор. – Поэтому выполнишь моё пожелание. Не против?
— Да ладно, — дракончик поднялся в воздух, совсем по-человечески скрестив передние лапки на груди. Присмотрю. Будь осторожнее, хозяин. Зря ты перестал меня брать с собой…
— Тут ты нужнее. Гордись, не каждый день тебе доверяют воспитание молодых паладинов.
— Ага, — приземлился на столе Тим. – Удачи, хозяин.

Лист 3. Фауна Раг-Симарра.

Портал – дрожащий в воздухе расплывчатый диск фиолетового цвета – уютно мерцал за их спинами. Магические ворота забросили всех пятерых в непролазную смесь колючего кустарника и цепких веток, пятеро взятых с собой коней чудом поместились на клочке свободного пространства рядом с паладинами, полуорком и эльфом.
— Дорога там, — уверенно указал направление Алекс после полуминуты транса. – Портал надо вытащить отсюда. Рубите деревья.
— Мечами несподручно, — проворчал Карантир.
— В моём рюкзаке есть лесорубный топор, — указал лорд-инквизитор на свою лошадь.
— Лорд Эль… — начал было Санчез, но инквизитор тут же его прервал.
— Надобность в маскировке отпала – мы уже в Раг-Симмаре, поэтому зовите меня Алексусом.
— Хорошо. Алекс, почему вы не расчистите путь сами? Ведь такому чародею, как вы…
— Не хочу устраивать лесной пожар, — щёлкнул пальцами, формируя и тут же расщепляя на ладони трепещущую сферу огня полуэльф. – А телекинезом я почти не владею.
— А я наоборот, обожаю. Мне бы побольше силы… — вздохнул Танцующий-в-тени. – Я бы эти деревья с корнем…
— Ты представляешь, что будет, если тебя услышит какой-нибудь друид? – острый взгляд инквизитора впился в Санчеза. – И… неужели жизни деревьев не стоят нескольких часов работы, эльф?
— Прости, — напоминание о друидах пришлось очень кстати. У всей пятёрки было такое чувство, что за ними кто-то наблюдает. – Но может немного, просто убрать сухие ветки и отодвинуть другие?
— Держи, — Алекс крепко сжал ладонь солнечного эльфа. Татуировка на его запястье ярко осветилась жёлтым. – Не переусердствуй только.
Санчез кивнул и медленно развёл руки в стороны. Поваленный и сухой ствол старого клёна, лежащий там, где, по словам Алекса, был выход на дорогу, медленно поднялся в воздух и, прежде чем упасть, отплыл на несколько метров в сторону. Затем словно невидимая рука раздвинула до этого плотно переплетённые ветки деревьев, открывая прямой проход вперёд, туда, где виднелась полоска каменных плит.
— Не стойте, ну!! Идите! — хриплым голосом проговорил эльф. На его висках выступил пот, руки дрожали, но ветки пока на прежнее место не собирались.
— Под, Ку-Раинг, выведите коней, — резко отдал приказ лорд-инквизитор. – Карантир, поделись силами с Санчезом.
Дварф кивнул и положил ладонь на плечо Танцующему-в-тени. Тот благодарно кивнул, дрожь в мышцах унялась. А пока полуорк и храмовник вытаскивали лошадей, Алекс, сосредотачивая все силы, перетащил выхода портала на дорогу. Шатающегося Санчеза вывел из леса Карантир. Когда все оказались снаружи, Танцующий опустил руки и за спинами пятёрки случился настоящий лесной обвал, по крайней мере, грохота и треска хватило бы на три-четыре лавины.
— Очень неплохо, — оценивающе посмотрел инквизитор на солнечного эльфа. – Почему ты не развиваешь способности?
— Времени нет, — устало проговорил Санчез, выдёргивая зубами затычку фляги с вином. Отпив, эльф продолжил. – Третий курс Академии магии, ещё до распределения по специальностям не дошли, когда… у меня неприятность случилась. И туда больше не ходил.
— Тебя могут восстановить в Академии по моему ходатайству.
— Не нужно, — жестом отстранился Танцующий. – Я не маг. Так, самую малость, прятаться в тени.
— Собираешься снова стать вором после Серебряных Песков? – жёстко спросил инквизитор.
— Не думаю, — помотал головой Санчез. – Лучше как Под-Дот, в мире ещё хватает заброшенных подземелий. Кстати, что там упоминалась за история с нашим общим знакомым полуорком и постелью суккуба?
— Ничего особенного! – с оскорблённым видом возопил подъехавший к ним полуорк, перестав делать вид, что не прислушивается к разговору. – Так, фигура речи…
— Конечно, я не стану рассказывать без твоего согласия, Под, — пожал плечами лорд-инквизитор.
Кончики ушей зеленокожего стремительно порозовели.
— Да говори, говори, — буркнул Под-Дот. – Сам тогда сглупил, нечего добавить…
— Может, лучше ты? – тактично попросил полуорка Алекс.
— Нет! Тебя спросили, ты и рассказывай!
— Как пожелаешь, — повернулся паладин к эльфу. – Ехали мы однажды вчетвером – я, да Под, да Мириус – был такой наш друг, эх, да, был, — да и попросили зелёного как самого обаятельного смотаться в трактир за какой-никакой едой. Пошёл Под, час ждём, два ждём… нету. Потом встретил я знакомую – Кларин. Тоже полуэльфийка, дочь следопыта, большого друга моего наставника, светлая старикам память. Поговорили, ну и вечер наступил. Пошли искать нашего друга. В трактире сказали – ушёл через чёрный ход с какой-то женщиной. И мне тут как по черепу ударило – паладин же, как-никак, зло чувствую. И смекаю, что-то плохое с нашим полуорчиком приключилось, да ещё какое. Хуже редко бывает. А была осень, грязь … Спасибо Кларин, она дорогу каким-то порошком обсыпала, и следы видны стали. Вот и пришли мы в неприметный такой домик, из тех, что обычно снимают на ночь. В окно смотрим – а там свет горит, а полуорк на ложе с суккубом – всё на месте! И крылышки, и хвост! – плотским утехам предаётся…
— Это была магия воздействия на разум, — простонал скандализированный Под-Дот.
— Да, суккуб его крепенько приложила по голове, — согласился паладин. – Так я тогда быстро изгнание прочитал и демонесса в воздухе пропала. Правда, когда я увидел лицо Пода, то подумал, что тот инфаркт получит. Пронесло. Правда, он от суккуба, гхм, заразу подхватил, но в святилище Латандера его излечили.
— Оба-а-алдеть, — протянул солнечный эльф. Так вот оказывается, какие детали можно обнаружить в биографии даже такого утончённого полуорка! Под-Дот хмуро посмотрел на обоих своих друзей и вывел коня вперёд.
Лесная дорога перед ними не выглядела заброшенной – по ней явно проезжали довольно часто. Но… где же тогда хоть кто-нибудь?!
— Алекс, я должен тебе сказать, — обратился полуорк к паладину. – Мы виделись с Кларин после твоей… первой гибели. Она думает, что ты погиб.
— Плохо, — сжался кулак инквизитора.
— Это всё? Как ты собираешься оправдывать своё здравствующее состояние?
— Не хочу лгать, поэтому ты возьмёшь свои слова обратно – ведь я же жив.
— А… амулет? Она видела амулет души!
— Тогда… придумаю что-нибудь! – отмахнулся занятый перемещением портала Эльнир.
Останавливаться на ночь они не стали – «Город должен быть здесь!» — указал лорд-инквизитор на один из концов дороги, приказав двигаться туда. Солнце зашло давно, и сейчас на небе стал проявляться, пока ещё призрачный и неяркий, силуэт Шар, единственной луны Абей-Торила в центре сверкающего пояса астероидов – «слёз Шар». Полуорк дремал в седле, явно игнорируя все тревожные предчувствия и взгляды спутников. Танцующий-в-тени весь превратился в болезненную чуткость – каждый ночной шорох, каждый крик незнакомых птиц привлекал его внимание. Эльнир, сжав зубы и обливаясь потом, тащил вслед за группой точку выхода из портала. Ку-Райнг хмуро осматривался по сторонам, не ожидая от этих мест ничего хорошего и только Карантир последовал примеру Под-Дота, негромко похрапывая.
Через час пути, дварф шумно фыркнул и проснулся.
— Зло?! Где?! Ох-х-х, — сжав рукоять своего топора всмотрелся в темноту вокруг он.
— Тоже чувствуешь? – усмехнулся Ку-Райнг. – Да. Зло. И много-то как… И не слишком далеко…
Внезапно отошёл на второй план тихий шелест листьев, мягкое шуршание беспокойного ежа под ногами и крик пролетевшей мимо совы. Вместо этого сквозь покой леса прорвался дикий вой, имеющий общие черты как с воем волка, так и с криком человека.
– Видно, плохи дела в славном Раг-Симарре, если тут уже и оборотни завелись — спокойно бросил Ку-Райнг.
— Оборотни?! – вмиг проснулся Под-Дот.
— Чего кричишь? – усмехнулся храмовник. – Ну да. Эти вроде вервольфы, другие оборотни так выть не умеют. Что будем делать, Старший?
— С-стодвадцать балоров оборотням в печёнки, — ругнулся лорд-инквизитор.
— Паладины не ругаются, — меланхолично напомнил Ку-Раинг.
— Эти оборотни нарушают баланс портала, — сухо ответил Алексус. – Я не смогу принять в драке участие – мне нужно поддерживать точку выхода. Извольте разобраться сами.
— Как скажете, — желтолицый храмовник повернулся к Карантиру. – Я не церковный маг, поэтому, будь добр, посмотри, сколько там этих тварей?..
Вой повторился значительно ближе. Лошади испуганно зафыркали и остановились. И… вой повторялся другим волком. Потом вновь, вновь… Да сколько же их тут?!
— Бегут к дороге, — дварф плотно закрыл веки и уверенно указывал рукой в сторону. – Восемь обычных и один старый.
— Во-о-осемь? – у Под-Дот отвисла челюсть.
— Тут что-то не то, — напряжённо вглядываясь в темноту, проговорил Ку-Раинг. – Столько ликанотропов не соберутся вместе.
— У меня хватит сил на двух самое большее, — прервал молчание Санчез.
— Совсем рядом, — громко прошептал полуорк, чутко прислушивавшийся к звукам вокруг. – СЗАДИ, АЛЕКС!!!
Под лунным светом ярко блеснули зрачки крупного серого волка, выпрыгнувшего из зарослей. Со смертельной грацией хищника существо, едва слышно клацнув когтями оттолкнулось от камня дороги и полетело в спину лорда-инквизитора…
Серебряный голем чуть отвёл назад руку, левая перчатка разорвалась – из неё вырвался серебряный клинок, хитро изогнул кисть – и тварь, скорбно завыв, оказалась нанизана на выращенный меч.
Лошади исступлённо заржали. Ещё один оборотень, уклонившись от копыта, бросился под ноги коню Карантира, чтобы быть отброшенным далеко в сторону чародейством солнечного эльфа.
Из леса вновь выпрыгнул ликанотроп, куда более крупный и быстрый, чем его неудачливый предшественник. Сбив Под-Дота с лошади, громадный чёрный волк повалил его на землю, обдавая горячим дыханием. От ран полуорка пока спасло то, что он одной рукой схватил оборотня за шею, а другой удерживал передние лапы с ядовитыми когтями.
Оборотень завизжал и вырвал одну из лап из захвата. Удар – Под-Дот чувствует, как хрустят рёбра, но мифрил выдерживает.
Внезапно голова твари дёргается – в лоб ликанотропа вонзаются один за другим три брошенных Санчезом метательных ножа. Оборотень куда более живуч, чем обычный зверь, он ещё наносит удары по груди полуорка, не в силах пробить кольчугу, но оставляя многочисленные синяки. Наконец четвёртый нож в глаз твари прекращает её конвульсии.
— Это… личностная инициация! – вырвалось у помогшего Под-Доту подняться Карантиру. Шесть громадных серых ликанотропов беспомощно скребли камень дороги, не в силах после гибели вожака напасть на пятёрку странников. Наконец, шерсть стала клочками отваливаться с тварей, лапы – становиться короче и уже, когти удлиняться и размягчаться, хвосты втягиваться, а туловище и голова приобретать обычную антропоидную форму. Спустя минуту, на дороге лежало шестеро грязных, высохших до состояния почти скелета человеческих мужчин. Тела двух убитых оборотней не изменились, так и оставшись волчьими.
— Возмущение улеглось, — устало пробормотал Эльнир, слезая с лошади. – Дайте им поесть.
Ни один из бывших оборотней не был в сознании, троим паладинам пришлось изрядно повозиться, прежде чем не очнулся первый мужчина. Увидев плащ с серебряным кулаком, которым его накрыл лорд-инквизитор, человек чуть снова не упал в обморок.
— Спасибо, — едва выговорил не старый ещё мужчина, повернувшись к Эльниру. – Лучше на костре, чем в лесу…
— Каком костре? – нахмурился полуэльф.
— Мы же оборотни… Заслуживаем смерти…
— Кто ты? Они? — инквизитор направил поток целительной энергии на раненого.
— Дебор из Серебряных Песков, — закашлялся мужчина. – Мы… дровосеки… были ими…
— Далеко город?
— Рядом, — дыхание человека прервалось, глаза закатились. Мёртв! Чувства инквизитора показали – отрицательный показатель магического потенциала. Слишком много сил отдано на перевоплощение в человека, слишком мало желания жить.
— Твой… Мой… умерли? – с удивлением и яростью произнёс рядом Карантир – с его пациентом произошло то же самое.
— Они не будут жить, — зло бросил Алексус. – Они все – кожа и кости, сил не хватит.
— Вы же умеете лечить! Спасите их! – солнечный эльф пристально посмотрел на лорда-инквизитора. Тот отвёл глаза.
— Поздно. Ещё день назад можно бы было, — ударил о дорогу кулаком дварф.
— Привал, — морщась сказал полуэльф. – Я с Ку-Раингом посторожим вас и похороним их. Спите.
***
Город словно соткался из утреннего тумана. Дорога привела к дельте реки, побережье которой было и в самом деле засыпано светло-серым, отсвечивающим на солнце песком. Крепостной стены у города не было – только невысокий земляной вал с кольями. Впереди за городом виднелись горы – знаменитый «выступ» Раг-Симарра, почти в центре кольца.
Стражники над воротами, опасливо рассматривая плывущий диск портала, крикнули, чтобы они назвались. Алекс выпрямился.
— Лорд-инквизитор града Аллиона из благословенного герцогства Невервинтер, Наказующий Серебряной Руки, паладин Владыки Зари Латандера, благородный рыцарь сир Алексус Агноранион, — в доказательство полуэльф понял на руках вверх свой плащ с эмблемой сжатого серебряного кулака. – А сия магическая пульсация есть портал, созданный слугами Латандера, дабы ускорить наше перемещение и подлежащий транспортировке в гостиницу, где мы остановимся.
Вытянувшийся в струнку ещё на «лорде-инквизиторе», стражник на стене низко поклонился и кивнул сослуживцам вниз. Створки ворот со скрипом разошлись в стороны.
— Лорд Агноранион, — давешний служака спустился вниз и с виноватым видом смотрел на паладина. – Дык… Вас к бургомистру надо, дозвольте провожу…
— Спасибо, воин, — без тени эмоций ответил инквизитор. – Только покажи нам вначале нормальную таверну.
— А… Конечно, ваше святейшество…
— «Святейшество» — титул старших жрецов, воин, — поморщился Алексус. – Я служу Латандеру мечом, а не словом и могу именоваться лишь как рыцарь.
Перепуганный оплошностью человек принялся исполнять просьбу лорда-инквиитора со всей возможной поспешностью. Указанное стражником заведение оказалось весьма респектабельным трактиром «Ужин короля» с небольшой надстройкой – чем-то вроде второго этажа с тремя роскошными номерами для постояльцев. Отель оказался отличным даже по меркам Невервинтера, так что серебряный голем не колебался.
— Мы снимаем весь этаж, почтенный Тэмпер, — спокойным движением развязал кошелёк у барной стойки Алексус. – Сколько в день?
— Ы.… — дар речи к трактирщику вернулся, только когда он осознал, что гости из Инквизиции собираются расплачиваться, а не, как испугался хозяин, приказывать ему сдать комнаты – ведь полномочия лорда-инквизитора позволяли это сделать! – С-сэр, но у нас один одноместный номер и два двуместных, получается, тридцать золотых за сутки… — сам трактирщик испугался названной суммы, уж больно высокой она получилась. Тридцать золотых! Выручка трактира за неделю обычной работы!
Безо всякого смущения Алексус отложил на стойку небольшой столбик из платиновых монет.
— Сто пятьдесят золотых. Пока пять дней, потом – возможно, ещё. Еду с постельным бельём подавать в начало коридора и, желательно, обустроить наверху отдельную гостиную. Хорошо?
Трактирщик Тэмпер, ошалевший от нежданно привалившего богатства, низко склонился перед пятёркой новоприбывших, Карантир, Под-Дот, Ку-Раинг и Санчез потащили наверх багаж.
— Спасибо, сэр… Может, хотя бы вы присмирите проклятого дракона, если наши дворяне не могут…
Поднимавшийся последним Под-Дот с шумом скатился с лестницы. Завсегдатаи таверны бросились поднимать важного гостя.
— Дракона?! Какого дракона, Ал?! – ошалело вращая глазами закричал полуорк.
— Какого дракона? – повторил вопрос лорд-инквизитор, повернувшись к хозяину таверны. – Мираксакалас сошла с ума?
— Нашу леди никто не видел почти месяц, — тоскливо проговорил Тэмпер, глядя в окно. – Тот дракон – другой, чёрный… Прилетел, пожёг народа кучу, да о чём-то со знатью, говорят, толковал…
— Чёрный дракон?! – заорал Под-Дот. – Какой такой чёрный дракон, Алекс?! Золотой куда ни шло, но чёрный?! Может, ещё красный потом появится?!.
Красные драконы были самыми опасными существами Фаэруна, чёрные драконы на втором месте. А вот золотые находились дальше…
— Замолчи, Под, — сжал руку в кулак паладин. Воздух перестал входить в лёгкие зеленокожего и тот, царапая горло, упал на четвереньки. Миг – и полуорк судорожно и шумно задышал вновь.
— Прости. Иди наверх, — махнул рукой полуэльф. – Когда этот дракон появился?
— А вот неделя тому, почитай, — горестно вздохнул трактирщик. – Так об этом вам с леди Тирин говорить надо, она наш капитан ополчения… Как Мираксакалас благодетельница наша пропала, то она городом и управляет как может вместе с сэром Морасом и его магическим достоинством Литайгтом.
— Хорошо, — отрывисто ответил лорд-инквизитор. – У нас есть иные дела, но мы… обязательно поможем вам.
Паладин успокаивающе сжал ладонь Тэмпера и поднялся вместе с порталом вслед за своими наверх.
Все четверо стояли у лестницы и буравили своего предводителя взглядами.
— Ничего не хотите нам сказать, лорд Агнарион? – нежно пропел полуорк. Все они выглядели мрачнее тучи, включая двух паладинов.
— Лорд Эль… Алексус, это правда? – спросил Ку-Раинг. – Если тут чёрный дракон, мы можем провалить миссию, возложенную на нас магистрами…
— В первую очередь вы должны окончательно отоспаться, — жёстко проговорил инквизитор. Ох-хох, ещё немного, и он точно снова наденет маску, как в Аллионе… — Поесть. Отдохнуть. Наведаться к властям Серебряных Песков…
— Если здесь действительно чёрный дракон, долг наш, как рыцарей Латандера – уничтожить сию зловредную тварь, — подал голос до этого молчавший дварф. Ку-Раинг прищурился.
— Я бы с радостью начал поиски этой… твари. Но что для нас важнее – задание или это пресмыкающееся? – желтолицый храмовник говорил спокойно и уверенно, взвешивая возможные последствия чрезмерно рьяной охоты за драконом.
— Мы успокоим дракона и найдём схрон, — не оставляющим сомнений тоном произнёс лорд-инквизитор. – Мне нужно немного времени для привязки портала к моему номеру. Устраивайтесь пока.
Алексус удалился к себе. Четверо его спутников застыли в коридоре.
— Иду спать, — меланхолично объявил Ку-Раинг. – Спокойного дня, господа.
— Хм… Почищу секиру, — Карантир пошёл за другом в комнату.
— Я иду напиваться, — вздохнул Под-Дот. – Со мной, Санчез?
Эльф отрицательно мотнул головой.
— Алексус советовал мне тренироваться как колдуну. Надо попробовать.
Полуорк сплюнул. Вот уже и выпить не с кем!
— С чего бы это?
— Мерзкое чувство – быть накачанным чужой силой. Хочу уметь так же швыряться предметами сам, без лорда-инквизитора под боком.
Под-Дот спустился вниз и устроился за ближайшим к лестнице на второй этаж столиком.
— Я голоден с дороги, хозяин! – крикнул зеленокожий на весь трактир. – Мяса, хлеба, зелени, пива!
Тэмпер со всех ног бросился выполнять заказ. Нет, хорошо всё-таки с лордом-инквизитором в одной компании путешествовать.
— Пьёшь? – к Под-Доту за столик подсел совершенно незнакомый человек. В одеяниях как у Алексуса, но не может же этого быть…
Черты лица человека медленно перетекли в знакомые черты полуэльфа и так же собрались в прежние.
— Не хочу привлекать внимание, Под, — вздохнул он. – Я должен извиниться ещё раз за то, что закрыл тебе воздух тогда.
— Ладно, чего уж там. Я не в обиде, — полуорк немного помолчал. – Ты вообще делаешь многое, чего нельзя паладинам.
— Например? – Алексус с аппетитом вгрызся в принесённую хозяином трактира куриную ножку. Голем големом, но еда явно доставляла ему удовольствие. Или это он вид делает, а сам её во рту каким-нибудь чародейством сжигает?
— Ты чуть было не вышел из себя, когда разговаривал со мной в твоём доме. Ты не пытался нас пленить, как делают паладины, а бил сразу насмерть. Наконец, ты рассказываешь обо мне правдивые истории, но в таком ключе, что на тебя вполне могут наложить епитимью за унижение. Почему? Что с тобой стало, Ал? Ты же был совсем другим, когда путешествовал с нами.
Лорд-инквизитор молчал почти минуту, отложив еду и вглядываясь в пространство. Полуорк терпеливо ждал ответа.
— Ты… прав… — тяжело выговорил наконец Алексус. – Эксперимент прошёл неудачно.
— Какой эксперимент? – Под-Дот опорожнил кружку пива. Инквизитор поднял руку, формируя вокруг их столика непроницаемую для ушей и подслушивающих заклятий магическую стену.
— Знаешь, почему церковным големам никогда не подсаживали настоящую душу?
— И почему же? – осведомился полуорк. — Не верю, что у паладинских орденов не было возможности найти амулет подобный твоему.
— Душа растворяется в сущности голема, — лорд-инквизитор говорил совершенно спокойно, ни тень эмоций не прорывалась наружу. – Противостоять этому очень тяжело. Вот я и в разговоре с вами отбрасываю… условности. Сохраняю силы.
— Сколько… сколько у тебя ещё времени? – Под-Дот неожиданно обнаружил, что у него пересохли губы.
— Понятия не имею, – горько улыбнулся Алексус.
— А… потом?
— Потом я полностью перестану доверять друзьям. А после – отброшу паладинский кодекс окончательно. И поскольку я не привязан к конкретному хозяину, то что я буду делать – загадка даже для меня. Но что ничего хорошего – это, с боевыми возможностями серебряного голема, ясно.
— И… никакого выхода?
— Выход есть всегда, — с Алексуса можно было писать портрет вселенской скорби. – Тут он лежит через некромантию. Никто не захочет мне помогать… кроме тебя, конечно, друг. Тут другое. Я не хочу.
— Прими, пожалуйста, свой нормальный вид, — тихо произнёс Под-Дот, глядя за спину инквизитору. Тот пожал плечами и снова стал надменным молодым полуэльфом.
— Лорд-инквизитор Серебряной Руки, я полагаю? – мягкий женский голос с едва уловимыми нечеловеческими интонациями прозвучал справа от Алексуса. Несомненно, вошедшая была самым настоящим следопытом – чёрные высокие сапоги, зелёный эльфийский плащ с откинутым капюшоном, колчан со стрелами и лук очень неплохой работы. Лицо новоприбывшей, впрочем, поразило Под-Дота не меньше: мягкая волна каштановых волос до плеч, точёные черты лица, заострённые, но короткие уши и твёрдый волевой подбородок. Настоящая красавица…
— Верно, — полуэльф встал, укрепляя заклятье Купола Тишины. – Здравствуй, Кларин!
— Алекс?! – отступила на шаг девушка. – Так ты…
Следопыт повернулась к полуорку и дала ему смачную пощёчину.
— Интересное у твоих дружков чувство юмора! Они сказали, что тебя уже давно нет в живых…
— Я более живуч, чем они думают, — позволил себе улыбнуться Алексус.– Я рад тебя видеть. Работа на Серебряную Длань очень опасна, тем более для тех, кто не имеет сил паладина.
— Пока справляюсь и луком, — полуэльфийка потрепала волосы паладина. – Великое небо! Сколько же я тебя не видела!
— Как и я тебя, — с улыбкой сказал Алекс. – С тех пор, как его, — он указал на покрасневшего полуорка. — вытаскивали.
— Так ты теперь лорд-инквизитор? – с удивлением произнесла Кларин, рассматривая серебряный кулак на груди паладина. – Всегда думала, что ты будешь кем-то, вроде сеющего добро налево и направо странствующего рыцаря. Рассказывай, — она очаровательно улыбнулась. – Ты что, самого Архиепископа спас или вашего Великого Магистра? Или просто весь мир?
«Переведи, пожалуйста, разговор на другую тему» — Под-Дот почувствовал просьбу Алекса.
— А-а-а… Ы-ы-ы… Может, лучше о деле? – выдавил из себя полуорк. Наградой за преданность другу ему послужил тяжёлый взгляд от полуэльфийки.
— Деле… Каком деле! – замахала руками девушка. – Разберёмся мы с этим делом, нам что, уже поговорить нельзя? Пусть Алекс расскажет о своей звёздной карьере. Шесть лет – и третий ранг в Серебряной Руке!
«Паладины не лгут» — сосредоточившись, попытался послать ехидное сообщение паладину, как тот послал ему только что, полуорк. Судя по гневному взгляду инквизитора, сообщение дошло.
— Это… было вовсе не радостью для меня – повышение из стажирующегося Наказующего сразу до лорда-инквизитора, минуя и сквайра, и рыцаря, и мастера меча, — тихим голосом начал полуэльф.
— Тебя повысили сразу?! – восторженно завопила следопыт. – Ну ты даёшь! А я-то думала, чего это ты до сих пор без паладинских правил вежливости обходишься, как раньше… Значит, вколотить не успели. Рассказывай!
— Я даже вспоминать это дело не хочу, — лицо инквизитора приобрело твёрдое и жестокое выражение.
— Что-нибудь с массовой резнёй? Или… куда хуже? – с неподдельным состраданием, впрочем, не умеряющим любопытства, спросила Кларин. – Погиб кто-то из твоих друзей?
— Это тайна Серебряной Длани, — с трудом заставил себя говорить Алексус. – Я… не могу сказать.
— С приветом! – полуэльфийка уставилась на паладина во все глаза. – Ты что, и мне сказать не можешь?! Ладно-ладно, не требую… Даже не обижусь. Не думала, что ты теперь такой правильный.
«Идиот!» — обругал себя инквизитор. «Что, думаешь, она оставит тебя сейчас в покое, отпустит одного к дракону – и ты не покажешь свою сущность? Надо было изменить свой облик, дурак. А теперь – всё начистоту!»
— Под тебе не солгал, когда говорил, что я погиб, — ровным тоном произнёс полуэльф. Глаза девушки расширились.
— Глупые у тебя шутки, Алекс. На лича ты не очень похож.
— Я не лич.
— Тем более.
— Пойдём! – инквизитор встал и пошёл наверх. Полуорк невозмутимо продолжил глушить пиво.
— Что это значит, зелёный, а? – наклонилась к нему Кларин. Тот пожал плечами и указал на лестницу. Девушка возвела очи горе и поднялась наверх.

Лист 4. Безумное чаепитие.
Четверо спутников лорда Алексуса ждали у двери его номера почти два часа, причём та не захотела поддаваться даже ловким пальчикам Танцующего-в-тени. Наконец, она открылась и на пороге появился сам лорд-инквизитор собственной персоной.
— Кларин рассказала мне об имевших место событиях, — сухо начал он. – Всё очень скверно, знай я раньше, запросил бы дюжину рыцарей и несколько десятков наёмников. Четыре недели и один день назад Мираксакалас видели в последний раз, тогда к ней ходил глава местной гильдии магов. С тех пор в окрестностях Серебряных Песков начало твориться балор знает что: с гор спустились горные гиганты, громадные волки, огры и прочая живность. Оборотни, как мы знаем, теперь тоже. Окрестности города обезлюдели. Запас зачарованного зерна и много согнанного сюда скота дадут населению продержаться ещё полгода.
— Срок приличный, — с воодушевлением шепнул полуорк. Нежелание заниматься проблемами жителей Серебряных песков и золотой драконицы прямо-таки материально конденсировалось вокруг него. – А не удастся ли за это время провернуть дельце с наёмниками и подкреплением? Я так думаю вполне…
— Не удастся, — мрачно отсеял идею инквизитор. – Шесть дней тому тот дракоша, о котором мы слышали, прилетел в гости к Дритине Тирин – командующей ополчения.
— Пришёл, — поправила его Кларин.
— А? – повернулся к ней полуэльф.
— Он пришёл в человеческом облике. Он его менять может.
— Точно, спасибо, — инквизитор продолжил рассказ. – Так вот, по донесениям, которые принесли мелкие слуги Кларин, он предложил ей признать его владычество над Раг-Симмаром. После отказа, он перекинулся в дракона и сжёг четыре квартала вместе с городской стеной и, будучи в воздухе, проревел, что вернётся через неделю за ответом.
— Вот дела, — только и смог выговорить Карантир. – Чтобы чёрный дракон до такого додумался…
— Забыл сказать, — вновь заговорил Алексус. – Это – не просто старый дракон. Клари говорит, что он семьдесят футов длиной…
— … сколько-сколько? – прищурился Под-Дот. – Я верно не расслышал? Ты хотел сказать сорок?
— Семьдесят, — мрачно повторил инквизитор. – Это значит – возраст примерно тысяча двести лет. Магическая мощь соответствующая, крепость чешуи и разъедающая способность кислоты – тоже.
— Кислоты? – недоуменно спросил Ку-Раинг. – Какой ещё кислоты?
— Чёрные драконы не высекают огонь – вместо этого у них кислотные струи, — ответила Кларин. – И не скажу, что опаснее.
— И ещё… Расскажи им, что ты узнала про схрон, — обратился к девушке Алексус.
— А ничего, — огрызнулась полуэльфийка. – Я обратилась к архимагу Литайду, он продал мне несколько детекторов магии. Я была на том месте, где фонит сильнее всего – детекторы показали, что-то связанное с драконами. Что-то вроде «только дракон может войти»…
Трое паладинов застыли будто окаменев. Схрон драконопоклонников! Старый орден паладинов, предшественников не так давно организованной Серебряной Длани, поклонявшихся Латандеру в образе дракона. Магистрами ордена были настоящие драконы или полудраконы. История драконопоклонников завершилась с открытием Ворот Искры, когда полчища низших демонов сошли на Фаэрун. Орден Рассветного Дракона принял на себя один из главных ударов – и все высшие чины погибли, после чего их сообщество и распалось.
— Час от часу не легче! – присвистнул полуорк. – Нам что, теперь уговаривать кого-то из драконов, чтобы они к нам присоединились?! Да они спалят нас, не дав подойти!..
— Значит планы наши таковы, — подытожил Алексус. – Я и Кларин идём исследовать места выхода энергии схрона наружу. Ку-Раинг и Карантир, вы остаётесь охранять портал. А Санчез и Под-Дот поищут Мираксакалас.
— Ты уверен? – заглянула в глаза лорда-инквизитор полуэльфийка. – Три экспедиции, которые отправляла Тирин, пропали без вести. Горы кишат чудовищами.
— Эта парочка такая, что чудовищам самим придётся прятаться. Они меня чуть не прикончили в Аллионе, — ухмыльнулся Алексус. – У них артефактные метки на руках, в случае чего тварям мало не покажется.
Девушка тихонько ойкнула и отошла к окну.
— Но вначале мы нанесём визит командующей ополчением или местному архимагу.
Вечерело. Погода резко изменилась – стало душно, небо затянуло тёмными тучами, скрывшими последние лучи дневного светила. Чопорный голос из-за двери респектабельного особнячка осведомился, кто желает аудиенции у благородной леди Дритине Тирин. Алексус скучным голосом перечислил все свои титулы, после чего дверь распахнулась со скоростью убегающего от кракена купальщика.
— Рада приветствовать вас, — в богато и со вкусом украшенную прихожую особняка по лестнице со второго этажа спустилась рыжеволосая человеческая женщина в кольчуге, наплечниках и с мечом у пояса. Не старая – около тридцати лет на вид.
— Леди Тирин, — поклонился лорд-инквизитор. – Серебряная Длань послала меня сюда для поиска заброшенного святилища Латандера, но я услышал о том, что город страдает из-за злого дракона.
— Лорд-инквизитор с двумя паладинами прибыл на поиски заброшенного святилища доброго бога? – усмехнулась женщина. – Ну что ж, я рада вам. Раздевайтесь и проходите.
Предложению хозяйки последовал только Алексус – больше не пришёл в плаще, да ещё Кларин повесила на крюк плотную клёпаную куртку.
— У нас превосходный чай, лорд… Простите, ваше имя?.. Лорд Агноранион, найдётся ли у вас три часа свободного времени? – Дритине замолчала, явно ожидая ответа.
— Смотря, что вы сможете мне поведать, — улыбнулся одними уголками губ лорд-инквизитор. – Мы хотели бы взять у вас карту или проводника, словом, нам нужно поговорить с Мираксакалас.
— Самоубийство, почтенный рыцарь, — без колебаний ответила женщина. – Горы полны монстров… и, если бы я думала, что они проходимы, я бы сама сейчас была с нашей Леди.
— Я всего лишь прошу карту, это так много? — лёгкая улыбка плавно перешла в твёрдо выделившийся подбородок.
— Вы сказали, что вам небезразлична ситуация нашего города. Вы знакомы с ней, так? – набрала побольше воздуха командующая ополчением. – Я… оценю, если вы поможете. Но туда отправились уже три группы наших людей, два человека в первой, четыре во второй и двенадцать в третьей. Там творится что-то ужасное. Смотрите, посланник Длани!
Женщина жестом фокусника сорвала платок с какого-то предмета на прозрачном столике рядом с её стулом. Предметом оказался большой – размером с яйцо стрелорла – камень такой же формы, похожий на малахит, в подставке – золотом обруче с тремя изогнутыми ножками.
— Этот камень владычица Мираксакалас подарила нам, сказав, что он расскажет о её здоровье. Так вот, ещё две недели назад он был цельным, похожим на огромный изумруд! Сейчас он весь в трещинках… Иногда он светится оранжевым – а раньше камень всегда был золотым. Поклянись, инквизитор, что никогда не причинишь нашей леди никакого вреда, и я дам тебе карту!
— Я не знаю, что мне прикажет мой орден, — зубовный скрежет паладина мог, казалось, заставить сам воздух рассыпаться песком. – Я действительно хочу помочь вашему городу. Не забыли, чем паладины отличаются от наёмников? Как я могу хотеть зла существу, заботившемуся о людях веками?
— Поклянись, инквизитор!
— Или? – прикрыл один глаз Алексус.
— Клянусь, — вместо него ясно и уверенно сказала Кларин. – Он никогда не причинит вреда доброму живому существу.
«Спасибо, девочка» — мысленно произнёс Алексус. В благодарности была горечь – она ручается за него, не видев шесть лет, а он… всерьёз подумывает, не проще ли договориться с чёрным драконом, чем морочиться с золотым. Нет, нет, зачем ему эта тварь…
— Сколько вам лет, лорд Агноранион? – задала довольно бестактный вопрос Дритине.
— Семьдесят шесть, но я не вижу, каким образом это связано с предметом наших разговоров, — добавил ледка в голос инквизитор. Чем выше ранг в ордене паладинов, тем более светским должен казаться его носитель.
— Вы выглядите моложе, я бы не дала больше шестидесяти, — прямо произнесла женщина. – Вы не слишком опытны для полуэльфа, но уже достигли весьма высокой ступени в орденской иерархии…
— В это нет моей заслуги. Я не гнался за званиями, — тоном дежурного комплимента уронил серебряный голем.
— В первую очередь, вы должны быть действительно незаурядны, чтобы достичь столь завидных успехов за небольшой для вашей расы срок. Это хорошо. Я… не справляюсь. Сегодня в двенадцать Вринталикс придёт за ответом. Вы должны помочь мне его уничтожить.
— Это имя нашего чёрного дракончика? – прищурился Алексус.
— Да. Я и архимаг Литайд – глава нашей гильдии магов из десяти человек — сегодня примем его на… позднее чаепитие. И дадим ответ – покорится наш город или нет. Поэтому… Я бы попросила лорда Агнораниона присутствовать на переговорах. Его сила – гарантия того, что нас с Литайдом не убьют.
— Он – маг, — иронически приподнял бровь инквизитор. – Почему бы не позвать ещё нескольких волшебников, ваших проверенных и известных волшебников, чем доверять свою судьбу незнакомому паладину?
— Потому что они не боевые маги, — с обезоруживающей прямотой ответила Дритине. – Они могут вылечить болезнь, прогнать зверя, разжечь костёр, ударить очень слабой молнией… Литайд, пожалуй, сможет вызвать вихрь ледяных кольев, но не что-то действительно серьёзное. Вы… очень обяжете нас, лорд Агоранион, если будете присутствовать при наших переговорах со своими друзьями.
— Я так понимаю, вы планируете отказать Вринталиксу? – после некоторой паузы чеканя слова выговорил Алексус. – Тогда я с вами. Идите в таверну, Карантир, Ку-Раинг. Кларин… пожалуйста, иди с ними…
-… и потерять тебя снова? – усмехнулась полуэльфийка. – Ну нет! Не хочу, чтобы ты тут изображал героя, разнося город в пух и прах на пару с драконом.
— Вринталикс никогда не придёт сам. Он пришлёт иллюзию, призрака, слугу – но не станет подставляться.
— Тогда в чём проблема? – удивилась следопыт. – Тем более мне ничего не угрожает.
— Он может разозлиться и прилететь сюда. Лучше тебе быть в это время от меня подальше. Ради твоего отца и моего учителя.
— Я буду через квартал на крыше, с луком, — сухо сказала девушка и молча пошла к выходу. Кажется, он её всё-таки обидел… Ладно, лучше пусть обиженная, но живая!
— Леди Тирин, — повернулся лорд-инквизитор к собеседнице. – Дайте карту им двоим. Прошу вас. Мне нужно, чтобы она была жива.
Он указал на покрывшегося потом Санчеза и взбешённого Под-Дота. «Молчите, умоляю, ради меня. Помогите мне. Пожалуйста»
Полуорк глубоко вздохнул и успокоился. Эльф же подошёл к Тирин и склонился на одно колено.
— Я. Клянусь. Вечностью лесов Эвермита. Я не причиню вреда Мираксакалас по своей воле и готов защищать её. Если дракон вышел из созерцания мира и помог людям, эльфам, хоббитам, обычным мыслящим слабым существам… Мы должны вернуть долг.
Клятва лесами Эвермита, запретного для других рас мира эльфов, считалась нерушимой – за сорок веков её не нарушил ни один эльф.
— Вы не понимаете. Нужно собрать большой отряд, — помотала головой Тирин. – Я дам арбалетчиков, копейщиков…
— Нам нужна скрытность и скорость. Сколько двигаться до лого… дома Мираксакалас? – заговорил Под-Дот.
— По известному нам гостевому пути – полтора дня, наша Леди знала более короткий путь, но никогда нам не показывала, — грустно произнесла женщина. – Подумайте, лорд Агоранион…
— Они мастера скрытности, — улыбнулся Алексус. – А в бою способны убить и церковного голема… Да-да, было у них такое дело, леди, не удивляйтесь.
— Мы пойдём тихо, — расплылся в улыбке и полуорк. – Тихо-тихо, как мышка, пи-пи-пи…
— Это значит, за ними останется втрое больше чужих оторванных конечностей, чем обычно, — невинным голосом пояснил инквизитор. – Они вообще-то добрые, просто любят подраться.
«Всё нормально, друзья. По моим сведениям, в этих горах нет ничего страшного. Немного каменных гигантов. Немного огненных. Чуток огров. Выдержите. Не впервой, так, Танцующий? Приведите сюда драконицу. Похоже, она ранена очень серьёзно – кристалл того и гляди рассыплется»
— Берите, — Тирин порылась в шкафу и извлекла оттуда тонкий кожаный чехол. – тут путь, есть приложение с ориентирами. Эту карту нам дала сама Мираксакалас. Удачи вам. Не знаю, почему я вам верю, но… Удачи. Особенно тебе, эльф
— Не мешкайте, — добавил инквизитор. – Те, кто теперь обитают в горах, плохо видят в темноте. Разбудите Тэмпера, возьмите еды и поторопитесь. Я, боюсь, у нас совсем мало времени, — он кинул быстрый взгляд на потрескавшееся «яйцо» в подставке. – И будьте осторожны, парни.
Под-Дот и Санчез поклонились и быстро вышли. Одновременно в прихожей раздался новый шум, очевидно, пришёл тот самый архимаг Литайд.
***
Уютная гостиная – мягкие ковры и дубовый паркет, тёплое пламя в камине, старинные шкафы у стен, изящный столик с красивой безделушкой – малахитовым громадным яйцом в золотой подставке, две поставленные углом в центре комнаты вокруг прямоугольного чайного стола тахты и два высоких, но глубоких кресла. В одном из кресел сидела стройная рыжеволосая женщина-человек средних лет с регалиями капитана, в облегчённом варианте доспехов для пешего боя, только без шлема. В другом – молодой аасимар в свободной и удобной тёмно-синей мантии чародея. На тахте ближе к аасимару слегка развалившись сидел третий – высокий полуэльф, скорее молодой, чем зрелый, в сияющих пластинах паладинского доспеха. Первое, что бросалось в глаза при взгляде на него – странные глаза, с будто вмёрзшими в радужку светло-голубыми отражающими блики льдинками, потом – абсолютно белые, не золотистые, но и не седые волосы, каких не бывает ни у эльфов, ни у людей – только у полукровок двух рас, да и то очень редко.
На чайном столике было всё, что полагается – сахарница, чайник с заваркой, чайник с кипятком и небольшая горка пирожков на серебряном блюде.
— Добрый вечер, — из стены напротив капитана ополчения вышла призрачная дрожащая фигура одетого в чёрный строгий костюм. Всё было проработано с потрясающей тщательностью: франтовские сапожки, шёлковые штаны и рубаха с едва заметным вытканным белыми нитями силуэтом дракона на груди. Лицо принадлежало человеку примерно сорока лет, черноволосому и сероглазому с печальным выражением. Голос был под стать – умудренным и мягким.
— Мы ждали вас, а не иллюзию, Вринталикс, — довольно неплохо разыграла оскорблённый тон Тирин.
— Простите, сейчас я очень занят, — призрак опустился на свободную тахту. – Я – алхимик и, кажется, нашёл способ расщепления зачарованного серебра, ранее считавшегося неразрушимым.
При последних словах он кинул взгляд на Алексуса, такой быстрый, что только сам инквизитор заметил его. Нет, нет… Этого не может быть! Он не мог понять, что перед ним серебряный голем так быстро!
— Позвольте представиться, — призрак протянул руку инквизитору. – Вринталикс, просто Вринталикс.
Паладин сделал вид, что не заметил протянутой руки.
— Это всего лишь жест вежливости, — укоризненно покачала головой иллюзия.
— Я представляю здесь Инквизицию, Серебряную Длань, громящую зло, — ровно проговорил паладин. – Я хотел бы узнать, почему неким драконом была сожжена часть города, находящегося невдалеке от… важных для церкви мест. По какому праву были убиты люди?
— Потому, что у меня больше нет времени на разную ерунду вроде добычи пищи или отпугиванию бродячих рыцарей, — иллюзия взяла чашку, добавила в неё заварки и кипятка, поднесла к губам. – Я хочу обосноваться в отдалённом месте, где меня не будут доставать.
— И этим местом уважаемый Вринталикс выбрал Серебряные Пески? – резко перешёл к наступлению инквизитор. – В таком случае, ваши проблемы не будут решены. От лица Серебряной Длани я отказываю вам в передаче управления городом. Не здесь.
— Не уверен, что вы полномочны принимать подобные решения… — тон дракона был самой мягкостью, нежностью и внимательностью.
— Я – лорд-инквизитор и могу… — начал Алексус.
— … но Раг-Симмар слишком недоступен для вашего ордена, чтобы вы начинали чинить мне препятствия, — скорбно покачал головой призрак. – Посмотрим, что скажут леди Тирин и мэтр Литайд…
— Мы отказываемся от вашей помощи, — хором ответили женщина и аасимар.
— Что вам известно о судьбе Мираксакалас? – нехорошо посмотрела на Вринталикса Тирин.
— Мираксакалас? Эта… молодая особа из Золотых? А что с ней? – почти натурально удивился призрак. Почти. Актёрская игра была изумительна, только гигантская рептилия, прожившая больше тысячи лет, могла сыграть так. Но он не учёл одного – паладина. Чьи способности показывали совершенно ясно: дракон лжёт!
— Ответьте честно, Вринталикс, — вежливо улыбнулся инквизитор. – Пожалуйста. Она крайне небезразлична нам.
— Насколько я знаю, она когда-то занималась этим городом, но потом покинула Раг-Симмар… Вроде бы даже недавно.
Снова ложь.
— Вы забываете, с кем разговариваете, — теперь паладин не улыбался. Сейчас он пытался сделать неслыханное – через иллюзию прозондировать мозг её создателя.
— Я сказал правду, — совершенно ровным тоном проговорил чёрный дракон. – Понятия не имею, что с ней сейчас.
Почти правда… Почти…
— Уберите свои зонды, уважаемый лорд-инквизитор, — холодно посмотрел в глаза серебряного голема призрак. – Вы меня этим не проймёте. Вас на свете не было, когда я такие заклятья как пылинки с себя сдувал.
— Спасибо, что явились побеседовать во плоти, — заклятье Алексус убрал, но оно успело кое-что показать… — Вам не кажется, что наводить на себя иллюзию иллюзии и пить чай – уже слишком?!
— Маленький розыгрыш, — лицо Вринталикса совершенно ничего не выражало. – Я и не особенно скрывался.
«Архимаг» покраснел – паладин заметил наведённые чары, а он — нет! Как так можно опростоволоситься…
— Вы оставите Серебряные Пески в покое? Это твоя надежда на жизнь, дракон! – сжал кулаки лорд-инквизитор.
— Эх… Ладно… — Вринталикс взмахнул рукой. Элементы призрака пропали – по телу больше не бежали «волны» помех, силуэт не дрожал. Остальное не изменилось – разве что у пояса появилась длинная катана в чёрных костяных ножнах. – Поймите, я не нуждаюсь в когтях, чтобы убить вас всех. Я хочу просто, чтобы мне не мешали, понимаете?!
— И поэтому не говоришь, что сделал с Мираксакалас! – Алексус встал, снимая с перевязи меч. – Именем Святой Инквизиции!..
Клинок паладинского меча засветился ярким слепящим светом. Вринталикс хмыкнул и нарочито медленно извлёк из ножен катану. Её клинок оказался воронёным, под стать одеянию принявшего человеческую форму дракона.
Сияние паладинского меча отделилось от клинка, застыв в воздухе столбом свечения. Вринталикс попятился и прикрыл глаза. Потом с невероятной скоростью бросился на улицу, походя выбив дверь. Паладин кинулся следом…
Едва он ступил за порог, дыхание тотчас же перехватило – порывы штормового ветра с проливным дождём и грязью делали быстрое передвижение невозможным.
— Прими смерть, рыцарь! – Неожиданно совсем рядом с Алексусом возник Вринталикс. На мгновение его голова превратилась в драконью, широкая струя кислоты окатила воина с ног до головы, превратив роскошный плащ в тлеющую тряпку и разъев передние пластины брони.
— Ха! – инквизитор без замаха ударил противника под коленную чашечку ногой. Но дракон и не собирался падать, вместо этого он выбросил в стремительном выпаде свою правую руку.
Чёрная катана с бегающими по острию язычками пламени вошла в грудь инквизитору по самую рукоять. Серебряный голем жутковато ухмыльнулся, и, не став доставать чужой клинок из себя, ударил врага выращенным из ладони серебряным мечом. Конечность голема врубилась в плечо дракона, тёмно красные капли крови упали на мостовую, смешиваясь с дождевыми струями.
Вринталикс, вырвав катану из тела паладина, отскочил на метр назад. Дракон провёл засветившейся синим рукой над раной – кровотечение прекратилось. Инквизитор поднял руку. С затянутого тучами неба в его ладонь ударила прямая фиолетовая молния, отражаясь от неё и меняя свою цель на дракона…
… чтобы рассыпаться облаком искр перед лицом старого ящера. Вринталикс отвёл руку назад, между его пальцами заплясали языки жёлтого пламени – и вскоре место, где стоял паладин, накрыл громадный файербол. Улица между каменными домами превратилась в пылающий ад. На лице чёрного дракона появилась жёсткая усмешка – видали мы рыцарей-спасителей, видали. Все они одинаково кончают.
Неожиданно в пламени дракону почудилось какое-то движение. Старый змей насторожился, когда…
А из весело потрескивающего громадного костра вышла фигура. Странная, без одежды и копоти – только в руке был покрывшийся чёрными пятнами меч. Вышедший был живой, двигающейся статуей, переливающейся, как поверхность ртутного озера, с совершенным мужским телосложением. Только глаза были другими – в их глубине горел ледяной синий огонь магического существа.
Статуя неожиданно легко совершила прыжок вперёд, переливая кисти в короткие мечи. Но дракон был готов – с его рук один за одним срывались в направлении уцелевшего в огне полупрозрачные серые силуэты человеческих черепов. Когда такой череп попадал в серебряного голема, его свечение тускнело, словно бы поволакиваясь тёмным дымом. Прыжок был сбит, существо упало у ног Вринталикса. Лорд-инквизитор поднял руку, из неё в грудь дракону ударил серебристо-голубой обвитый молниями луч.
Дракон завыл. «Ледяная звезда», так славно поработавшая над Санчезом, оказалась эффективна и тут. Но… не слишком. Вринталикс катался по камням мостовой, орал, но терять сознание от болевого шока явно не собирался. Пошатываясь, инквизитор встал. Молния с неба вновь послушно легла в его ладонь и на этот раз отразить её Вринталикс не сумел. Лицо человеческого аватара дракона покрылось чёрными пятнами копоти.
— Отлично, лорд-инквизитор, — молния словно бы отрезвила дракона. Из тёмного провала на его груди один за другим выпало несколько ледяных осколков. – Мне повезло, что я не умер от боли! Вы достоины ранг магистра. Жаль, вы не успеете получить его. Мы встретимся после смерти, уверен… Прощайте.
Из ладони Вринталикса вырос сверкающий серебристый кнут энергии без рукоятки – просто одиночная плеть. Паладин попытался сблокировать её полёт мечом – тщетно, лезвие святого клинка рассыпалось в пыль при соприкосновении с оружием старого дракона.
Плеть столкнулась с телом серебряного голема, перечеркнув его от правого плеча до левого бедра. Две секунды ничего не происходило, а потом фигура инквизитора развалилась – половина груди с головой и правой рукой остались одной частью, а остальное тело – другой. Спустя несколько мгновений то, что было отделено от головы, истлело, превращаясь в чёрную золу.
— Не казните себя, вы сражались потрясающе, — дракон заставил энергетическую плеть исчезнуть. – Просто, я встречался с церковными големами однажды, а вы с древними чёрными драконами, очевидно, нет.
«Всё… конец. Даже, если дракон его тут оставит, всё равно. В голове и сердце серебряного голема аккумулируется магическая энергия, которая должна расходиться по телу. Теперь, когда тела нет, её избыток сожжёт мозг… Нужно вливание магического серебра, срочно…» — пронеслось вихрем в голове Алексуса.
В темноте за спиной Вринталикса что-то блеснуло. Дракон, даже в человеческом облике, оставался невероятно быстрым, но тут не успел среагировать даже он – прилетевший метательный нож вонзился ему точно между лопатками. Вслед за ним блеснул и второй – этот пришёлся в живот.
— Глупости, — дракон вырвал из себя ножи и нараспев произнёс вербальную формулу лечебного заклинания. – Считайте, вам повезло!
Вринталикс хлопнул в ладоши и из его фрака сзади вырвались огромные чёрные крылья. Тяжёлый взмах – и человеческое воплощение чёрного дракона взмыло вверх.
— Учитель! – с той стороны улицы, откуда летели метательные ножи, с испуганным криком выбежала полуэльфийка-подросток в доспехах паладина. На плече девочки сидел миниатюрный дракончик салатового цвета, в руке была зажата явно очень тяжёлая сумка средних размеров.
— Приложи к нему серебро! – неожиданно громко гаркнул дракончик с плеча полуэльфийки. Та судорожно затрясла головой и неслушающимися пальцами принялась развязывать завязки сумки. Фамильяр презрительно сощурился, и, оттолкнув девочку, перекусил узел верёвки острыми передними клыками. Полуэльфийка быстро извлекла наружу слиток мерцающего внутренним свечением сербристого металла и положила его на лоб серебряного голема. Металл тут же стал жидким и втянулся в тело, а у голема появилось несколько сантиметров плеча.
— Ещё серебра! Ну!
Девочка вытряхнула всё содержимое мешка на голема, магическое серебро с шипением перелилось в остающуюся часть торса, и по локоть восстановило отсеченную руку. Алексус открыл глаза.
— Рика?! – в его голосе удивительно переплелись благодарность, удивление и осуждение. – Что ты здесь делаешь?!
— Спасаю учителя, — девочка огляделась по сторонам. – Мастер, а кто это был? Который вас чуть не прикончил?
— Дракон это был, — вместо инквизитора ответил Тим. – Настоящий, старый дракон в человеческой форме.
— А… как вы меня нашли? – паладин попытался подняться. Нет, без ног и с отсутствующей половиной руки самому не дойти до таверны…
— Вы меня назвали ученицей, помните? Наложили магическую руну на ауру. С тех пор мы связаны – где-то полчаса назад у меня появилось очень плохое предчувствие, совсем как у Тима – он всё-таки ваш фамильяр…
— Называй меня на «ты», пожалуйста, — попросил Алексус. – И что?
— Ну-у-у, — отвела глаза в сторону полуэльфийка. – Тим мне всё рассказал о том, что вы… ты церковный голем с настоящей душой, учитель. Я и позаимствовала в твоей лаборатории несколько слитков алхимического серебра, отпихнула спавшего около портала Мартина, потом, с другой стороны, Карантира и прибежала сюда!
— Как ты смогла бросить ножи? Ты же не тренировалась, считай.
— Зато я читала «Алхимию для укрепления тела»!
— Ч-что? Ты сварила «Зелье Лисьей Ловкости»?
— Ага, — радостно сообщила девочка. – А ломоту в пояснице от него я уже нейтрализовала обезболивающим!
— Ты не представляешь, как тебе повезло, — светящиеся глаза голема смотрели теперь уже безо всякой благодарности. – Дракон, похоже, вообразил, что тут один из знаменитых храмовых ассасинов, но, заметь он тебя, мы бы погибли оба.
— Но ведь не заметил, — пожала плечами Рика. – Всё к лучшему, учитель!
— Быть может, быть может… Такие поступки часто ведут к гибели спасающего и не спасённого!
— Простите… Я всё ещё не сожалею, — в глазах девочки искрились смешинки.
— Конечно, не сожалеешь! Дурь молодая выбивается только с возрастом, — вздохнул Алексус. – Ладно, всё, спасибо. Сходи, пожалуйста, за магическим серебром в во-о-он тот дом, — он указал себе за спину, туда, где располагался особняк Тирин.
— Куда, учитель? Там пепелище, камни кладки расплавились! – бодро отрапортавала полуэльфийка.
Ну конечно! Файербол Вринталакса, во взрыве которого исчезла половина улицы!
— Алекс?! – дрожащий женский голос прозвучал за спиной паладина. Кларин. – Ты ранен?!
«А что, неужели не заметно?!» — со взявшимся откуда-то ехидством подумал инквизитор. Лежит в грязи под дождём половина полуэльфа… ну, половина голема… и его ещё спрашивают – «не ранен ли он, не дай боже».
— Просто. Принесите. Мне. Ещё. Алхимического. Серебра, — раздельно по слогам произнёс паладин. – Идите в Гильдию магов. Заодно сообщите им, что Тирин и Литайд убиты Вринталаксом.
Почему-то Алексус был страшно зол на всех окружающих. Носятся с ним, будто не понимают, что ему только серебро и нужно. А вот кнут энергии Вринталакса по-настоящему интересен… Магия стихий, чистая магия стихий, каким-то образом стянутые в одно место высшие эссенции огня и воды с воздухом и землёй, хотя последние пары и не могут сочетаться по канонам классической магии в принципе – будет нарушен баланс астрала и произойдёт элементальный взрыв. Непонятно, каким способом старый змей удерживает их в одной узде, ни о чём подобном паладины Серебряной Длани никогда не слышали. Очевидно, что он расходует при этом огромную энергию, значит, не сможет махать такой плетью долго… Балор побери, да и недолгого махания хватит… Змея не победить. Придётся бросить горожан.
***
— Руку! Руку дай! – шипел полуорк, держа за шиворот висящего над шестисотфутовой пропастью Санчеза. – Вот так! Да!
Под-Дот резким рывком выдернул Танцующего-в-тени на узкую тропинку среди скал.
— Спасибо, — отряхнулся эльф.
— Ага, ага, — мрачно осмотрел подъём наверх полуорк. — Всегда пожалуйста. Давай только пореже.
Упасть на подъёме к пещере Мираксакалас оказалось плёвым делом. Единственная проторенная широкая тропа шла между настолько удобных для засады впадин, что про неё друзья даже не думали. Найденный же ими по карте «чёрный ход» оказался истинной дорогой для самоубийц – слева сплошная гладкая скала, справа не менее гладкий отвесный обрыв, а под ногами шаткие мелкие камни. Радовало лишь одно – за всю ночь пути им не встретился ни один из монстров, какими их так пугали в Серебряных Песках. Но ведь впереди ещё была пещера Мираксакалас, а перед ней – довольно большое открытое плато…
Узкая тропа над пропастью оборвалась, упираясь в покатую скалу со множеством трещин и выпуклостей. Подъём. Значит, подъём. Под-Дот, не медля ни секунды, ухватился за первый выступ и полез наверх. Он всё чаще и чаще удивлял Санчеза – откуда у обычного воина такая координация и не свойственное полуоркам здравомыслие. Солнечный эльф вздохнул и полез за ним.
— Под! – не выдержал Танцующий-в-тени, когда камень, по которому только что провальсировала огромная туша полуорка, упал вниз из-под его ног. – Твой отец, что, из горных орков был?!
— Нет, — насмешливо посмотрел в сторону Санчеза висящий на одной руке двумя метрами выше Под-Дот. – Почему ты так решил?
— Лазаешь, как… Как… Короче, круто, — солнечный эльф перевёл дыхание и вбил один из своих метательных ножей в трещину скалы.
— Я лазаю по горам в первый раз в жизни, — бодро сообщил полуорк и безо всяких видимых усилий подтянулся на руках ещё на полметра. И это в мифрильных доспехах и с рюкзаком за плечами. Санчез заскрипел зубами – он, Танцующий-в-тени, бывший вор Гильдии Уотердипа, почти не загруженный, с трудом ползёт наверх, а этот зеленокожий разве что сальто в воздухе не делает, да ещё и столько на себе тащит!
— А с тобой что? Ты же вор? Быстрее! – полуорк посмотрел на Санчеза. – Никогда через крыши в дома не заходил?
— Заходил… Но не через такие! – эльф наконец решился и, схватившись за два удобных уступа руками, встал ногами вверх, захватил изгибом колена рукоять предусмотрительно вбитого туда кинжала Вована и, вырвав кинжал из скалы, повис на зацепившихся за какой-то выступ пальцах. Под-Дот присвистнул.
— У тебя в предках горных эльфов часом нету?
— Нет, — ухмыльнувшись, помотал головой Санчез. – Я в горах первый раз.
Выступ, за который зацепился Танцующий-в-тени, оказался долгожданной целью подъёма – за обрывом, на который поднялся эльф, должен был быть проход к пещере золотой драконицы. Впереди была плоска площадка, из которой был только один выход – проход не шире двух метров между камнями, смыкающимися сверху сводом.
Санчез помог полуорку подняться. Наскоро они перекусили взятыми у Тэмпера бутербродами.
— Не нравится мне всё это, — прожёвывая сухой кусок колбасы проговорил полуорк. – Тут должны быть твари. Пусть не огры, пусть не каменные гиганты, но должны! Куда же они делись, если нам говорили, что горы прямо кишат ими?
Эльф пожал плечами.
— Санчез, драконица должна что-то знать об этом. Почему-то же твари мигрируют то сюда, то ещё куда-то.
— Только бы не на Серебряные Пески, — тихо произнёс Танцующий-в-тени.
— Погано, если так, — вздохнул Под-Дот. – Хотя с ними Алекс, он на фарш любых горных чудовищ пустит. Если только среди них не окажется огров-магов.
«Чего сплетни разводите? Да я огров-магов пачками на обед ем!» — одновременно раздался в голове обоих друзей голос Алексуса. Серебряные татуировки на их запястьях слегка нагрелись и стали покалывать.
— Алекс? – неуверенно произнёс в пространство полуорк.
«Ага. Знаки Длани на вас – помните, я говорил, что через них могу с вами связаться? Как у вас дела?»
— Нормально, живы, кажись. Миракс… Миру… Миракса… Мираксакалас ещё не нашли, сидим на пороге пещеры, — с трудом выговорил Под имя драконицы.
«У нас была беседа с Вринталиксом» — в мыслеречи инквизитора скользнул саркастический смешок.
— И как?
«Я едва не погиб. А ещё наши скауты доложили, что от гор к городу катится огромная волна монстров. Будьте осторожны, когда найдёте драконицу. Принесите её сюда, решим, что с ней делать»
— Это всё? – как можно более тактичным тоном спросил Санчез.
«Да. Работайте как можно тише, если увидите Вринталикса – ни в коем случае не лезьте в драку, он не по вашим силам. Конец связи»
Друзья переглянулись и быстро сложили пожитки. Путь к пещере оказался довольно короткий и закончился ровным плато, на другом конце которого была виден огромный, закрытый окованными железом воротами, вход вглубь скалы.
— У меня плохое предчувствие, — едва шевеля губами, шёпотом проговорил полуорк.
Солнечный эльф хмыкнул и напрямик направился вперёд. Под-Дот ухватил его за рукав.
— Ты Танцующий или нет? Спрячься.
Санчез недоумённо кивнул – мол, чего волнуешься, и, хлопнув в ладоши, растаял в воздухе. План Теней, куда он переместился, был виден лишь для магов, остальные не могли заметить ничего. Любое материальное действие нарушало невидимость, но это и не было пока нужно…
Внезапно полуорк застыл как поражённый громом. Показалось, или… вправду один из тех здоровенных валунов около входа в пещеру пошевелился? А тот синий камень, это… это…
— Тва-а-а-а-ари! – сам собой родился крик в горле Под-Дота. Он почувствовал, как его рассудок отходит на второй план, замещаясь сумасшедшей первобытной яростью, так долго сдерживаемой тренированным разумом. Один дракон всё-таки помог людям – и что?! Лежит сейчас, наверное, мёртвый, в своём жилище!.. Они ответят, ответят!..
Синий валун оказался огромным двухголовым толстяком с синей кожей в грубой набедренной травяной повязке, серые – шестиметровыми человекоподобными существами в похожих по цвету на мох хитонах и с сучковатыми дубинами в руках.
Между пальцев толстяка заплясали оранжевые огоньки, звериное чувство опасности заставило полуорка метнуться в сторону – вовремя, над его плечом пролетел длинный столб пламени.
— Агг-гр-ры-и-и!! – отбросив рюкзак далеко в сторону, Под-Дот прыгнул на огра и изо всех сил ударил своей секирой в незащищённую грудь толстяка, ломая рёбра и раскалывая позвонки. Монстр захлебнулся кровью и повалился на спину, а полуорк уже развернулся к другому противнику. Дубина одного из горных гигантов прошла на волосок от его плеча, но воин сейчас был не в том состоянии, чтобы задумываться об опасностях. Полуорк, хотя сейчас уместнее было бы отбросить приставку «-полу», метнул топор в самого прыткого гиганта – тяжёлая секира пролетела нсколько метров и вонзилась между глаз твари.
— Кто? Кто ещё? – глаза Под-Дота бешено смотрели на врагов, по подбородку стекала струя слюны. – Смерть! Смерть! Сме-е-е-ерть!!! – оборвалась его речь экстатическим криком.
Полуорк увернулся от ещё двух дубин, вырвал секиру из поверженного гиганта и пропусти-таки выпал одного из противников – громадный плохой обработанный кусок дерева задел его плечо. Раздался смачный хруст, орк покатился по камням, но быстро встал и бросился на порождений камня снова.
Воздух за спиной одного из гигантов сгустился, потемнел, блеснули белые клинки отданных Вованом кинжалов – и огромный серый антропоид упал на скалу, заливая всё вокруг своего тела зелёной кровью.
Снова взметнулась пара кинжалов – ещё один гигант упал с перерубленной артерией.
Слишком поздно горные чудовища поняли, что среди них появился ещё один враг. За это время Санчез убил снова. Последнего.
— Жив? – подбежал к полуорку Танцующий-в-тени. – Зачем было так беситься? Мы их и так прикончили!
— Ничего, — сухо ответил Под-Дот. – Я в порядке. Сердце только чуть пошаливает.
— Тебе же руку хрякнули, какое в порядке?
— Ага, хрякнули… – хитро улыбнулся полуорк. – А мифрильный панцирь зачем?
— Ну-у-у-у… Если так…
— Вот именно. Пошли в пещеру.
Совместными усилиями эльф и полуорк приоткрыли одну створку.
— Темно, — констатировал Санчез. Стоило ему это сказать – татуировка Серебряного Кулака засветилась мягким светом, вырвавшим из темноты ручку переключателя на стене. Особо не раздумывая, эльф надавил на неё. Миг ничего не происходило, а потом отодвинутая створка ворот бесшумно закрылась. Вошедший вслед за Танцующим-в-тени полуорк зарычал и попробовал открыть её снова – не получилось. Санчез попытался вытащить утонувший в стене переключатель – тоже не удалось.
— Факелы остались в рюкзаках, — полуорк напряжённо вглядывался в темноту. – Можешь что-нибудь сделать?
— Кажется, могу, — щёлкнул пальцами эльф.
Его заклятье сотворения магического светильника неожиданно вошло в резонанс с собственным скрытым колдовством этого места. В воздухе всей пещеры разлился мягкий золотистый свет.
— Вау… — Под-Дот присвистнул и обвёл глазами вышедшее из мрака пространство. Обычная пещера, обычная… Только очень уж большая – где-то восемьдесят футов в высоту и, наверное, сотен пять по диагонали. Никакой ручной отделки, всё вокруг – естественный камень.
— А… дракон-то где? – озадаченно задал пространству риторический вопрос Танцующий-в-тени. В самом деле, в пещере не было никаких следов пребывания дракона. Конечно, они не ожидали увидеть разбросанные по полу кости крупных животных, но сокровища-то где-то должны быть! А их тут тоже нету!
— Вринталикс поработал, — уверенно произнёс полуорк. – Золото забрал и саму драконицу сожрал. У чёрных мясо других драконов считается деликатесом. Только вот…
— Что?
— Только непонятно, почему тогда около пещеры сидел маскирующийся отряд охраны. Если тут никого нет.
Эльф задумчиво кивнул. Почему-то на душе было донельзя мерзко – шли, шли, и на тебе: никого.
— Алекс, — поднял над головой руку полуорк. – Ау-у-у-у!
«Слышу» — откликнулся лорд-инквизитор.
— Как вы там?
«С минуты на минуту по Пескам ударят монстры. Я чувствую на них гипноз Вринталикса»
— Тут нет Мираксакалас! Мы в её пещере, она пустая! Но перед входом стоял патруль из скальных гигантов и огра-мага.
«ЧТО? Как?!»
— Вот так! Пусто тут!
«Постарайтесь её найти. Если не сумеете – балор с ней, возвращайтесь к нам. Всё, огры идут. У меня нет времени. Пока!»
Санчез весь затрясся.
— Ты меня в это втянул, полуорк! Если бы не ты, мы не пошли бы грабить твоего дружка! Я тогда не оказался бы здесь! И сейчас мы отсюда не выйдем, потому что ворота не открыть из-за этого проклятого переключателя!
— Но не я нажимал на переключатель, — невозмутимо добавил Под-Дот. – И то, что мы заперты тут – твоя вина. Умничка!
— Должен быть выход, — обхватил голову руками Танцующий-в-тени. – Пока нас найдёт твой лорд-инквизитор, мы отбросим копыта от голода!
— Слушай, успокойся, — сел на пол полуорк. – Я в магии полный нуль, но тебе не кажется, что следует проверить вон тот вот камешек?
Зеленокожий указал на довольно большой валун, иссечённый странными письменами. Странное дело, но до этого камень не попадался Санчезу на глаза, да и сейчас приходилось прищуриваться, чтобы его как следует разглядеть.
Эльф склонился над валуном и медленно провёл пальцами по верхнему ряду иероглифов. Знаки засветились таким же светом, что был в пещере, только более ярким. Через несколько мгновений льющееся с букв свечение сфокусировалось в единый луч, который упал на противоположную стену. Под ярким золотым сиянием в сплошной скале обзначилась круглая дверь, по размерам подходящая для людей и эльфов. Свет камня угас, и дверь откатилась в сторону.
— Вот они, сокровища дракона, — усмехнулся полуорк, явно наслаждаясь замешательством спутника. – Чего встал? Сами они к тебе не прибегут!
За замаскированным проходом оказалась развилка – три коротких круглых туннеля, два заканчиваются массивными каменными плитами, один – полуоткрытой деревянной дверью с золотистым орнаментом на ней. Осторожно Санчез и Под-Дот прошли внутрь.
Там оказалась очень симпатичная комната. Длинные ряды книг на вырезанных в стенах полках, стол с письменными принадлежностями, прозрачный шкаф с какими-то склянками внутри и кровать.
Танцующий-в-тени подошёл ближе. На кровати лежала золотоволосая эльфийка со странной матовой кожей в простых удобных штанах, рубашке и сафьяновых сапожках.
Не-эльфийка, понял в следующий момент Санчез. Слишком красива для смертного, пусть и долгоживущего существа. И… она была прекрасна. Так, что у Санчеза захватило дух и появилось отчётливое желание склонить голову. Рубаха на локте была разорвана, на идеальной гладкой коже виднелся короткий сочащийся зелёным гноем шрам.
— На колени, — дёрнул за рукав эльфа полуорк. Чуть помедлив, Санчез последовал совету друга.
— Леди, — осторожно произнёс склонившийся Под-Дот. – Леди Мираксакалас!
Золотоволосая женщина чуть шевельнулась.
— Я… слышу вас, — наконец, с трудом ответила она. Голос был молодым, под стать юному облику. – Вринталикс… хочет… меня… добить? Ему… мало… этой чумы?
— Мы не от Вринталикса! – не выдержал и встал солнечный эльф. – Серебряные Пески доживают последние дни под лавинами горных тварей, но город не присягнул ему!
— Они… отреклись… от меня, — голос драконицы стал совсем тихим. – Я… умираю. Никто… не вылечит меня. Оружие горных гигантов… было отравлено. Это… драконья чума.
— В городе есть лорд-инквизитор Серебряной Длани! – Танцующий-в-тени почувствовал, как ледяная рука сжимает его внутренности и начинает неспешно их перебирать. – Он сможет! Пойдём с нами!
— Я… не могу идти… — Мираксакалас тяжело кашлянула и замолчала.
— Мы понесём тебя, если позволишь, — подошёл к кровати полуорк.
— Поздно, — прошептали губы драконицы. – Уходите… Я чувствую… Вринталикс скоро будет здесь. За шкафом… дверь. Короткий путь к Пескам. Прощайте. Берите, что хотите из сокровищницы… я открою её. Спасибо… вам.
— Так не должно быть! – Санчез почувствовал, что вот-вот сорвётся на злые мелкие слёзы. – Не с тобой!
Ответа эльф не дождался – длинная реплика отняла у Мираксакалас последние силы.
— Двигай шкаф, — оттолкнул его Под-Дот. – Быстрее!
Танцующий-в-тени лихорадочно кивнул и бросился оттаскивать стеклянный секретер. Полуорк легко, как тростинку, перекинул через плечо эльфийское тело драконицы. За шкафом оказался камень – зеленокожий, прищурившись, размахнулся секирой и серая стена разлетелась на куски, открывая взору друзей проход вглубь горы. В проходе сиял такой же золотистый свет, что и в остальной части пещеры, поэтому ничто не помешало им броситься вперёд со всех ног.
— Глупо с вашей стороны пытаться скрыться с ней, — стоило им пробежать несколько минут, раздался странный рычащий голос из начала туннеля. Эльф и полуорк прибавили шагу.
Прошло полчаса, ничего не происходило, туннель петлял как следы уходящего от погони зайца, а друзья начали уставать. Наконец, ход сделал крутой поворот и закончился, как и начинался – стеной из камня. Снова молодецки размахнулся Под-Дот, и на этот раз по их глазам ударил настоящий дневной свет лучей выглянувшего из-под облаков солнца. Туннель вывел их на самый край горной цепи, до Серебряных Песков оставалось не более часа пути, полуорк тяжело вздохнул и продолжил бег с драконицей на плече. Прошло две минуты, внезапно он остановился.
— Санчез. У меня плохое предчувствие… — с тревогой начал осматриваться Под-Дот.
На них сверху упала громадная тень. Уже зная, кто это, полуорк прекратил глазеть по сторонам и припустил быстрее прежнего. Неразвитые магические способности зеленокожего мутировали в почти сверхъестественное чувство опасности, которое и спасло его мигом позже от потока низринувшейся с неба кислоты.
— Беги! – заорал Санчез. – Я задержу его!
Под-Дот никогда не бросал друзей. Никогда. Но здесь было не до этого. Один из них должен был дать другому десяток минут, чтобы доволочь драконицу до Песков, и времени подменять эльфа уже не было.
А Танцующий-в-тени повернулся лицом к летящему сзади чудовищу. Героическое желание спасти Мираксакалас любой ценой мгновенно улетучилось, но вновь бежать было поздно: прямо над ним в воздухе неподвижно висела Тварь. Чёрное чешуйчатое тело длиной в шесть Санчезов, массивный хвост, длинные лапы с загнутыми когтями, увенчанная двумя рогами голова и пара коротких перепончатых крыльев за спиной.
— Замечательно, малыш, — удовлетворённо пророкотал дракон. – Ты здорово облегчил мне жизнь.
Санчез сорвал с перевязи два метательных ножа и швырнул их в ящера. Оба срикошетили в сторону от бронированного брюха. Змей опустился на землю прямо перед эльфом. Ещё пара ножей – прежний результат.
— Глупо, малыш, — проревел дракон и открыл пасть. Оттуда вылетело облако прозрачного синего газа, уклониться от него Санчез не успел и, спустя миг, упал на землю как подрубленный. Чудовище склонилось над Танцующим. Полуметровые драконьи когти с потрясающей ловкостью срезали локон волос эльфа и положили на свою «ладонь». Змей что-то прошептал, и прядь с шипением пропала в яызке красного пламени.
— Ты скоро снова сможешь двигаться. Отправишься в Пески и будешь ждать моих приказов. Тебе нельзя делать так, чтобы о моём заклятьи узнали твои друзья, понятно? Ослушаешься – наказанием будет «Палец Смерти».
Чёрный дракон расхохотался ревущим хриплым смехом, стегнул хвостом воздух и улетел в сторону гор.
***
— Откройте! Откройте! Откройте! – что есть мочи забарабанил Под-Дот по городским воротам. Наградой ему стал тоскливый вопль «мо-о-о-онстры!» изнутри и покрепче захлопнувшиеся створки. Полуорк ругнулся и поднёс к губам татуировку Серебряного Кулака.
— Алекс? Открывай, Мираксакалас со мной! Я у ворот напротив гор! Что? Эти идиоты думают, что я огр! Сейчас тут будет Вринталикс!
Вскоре ворота с треском сломались и вылетели наружу, а в проломе с очень многозначительным выражением лица появился лорд-инквизитор Аллиона собственной персоной.
— Это она? – паладин бережно взял на руки драконицу. – Где Вринталикс?
— Вот-вот появится. Санчез остался его отвлекать…
— Ты оставил ему Танцующего? – на лбу Алексуса отчётливо обозначилась стрессовая вена. – Так какого я тут… В Гильдию магов её!
Мираксакалас снова оказалась на плече полуорка, а сам инквизитор с нечеловеческой скоростью устремился к горам. Под-Дот тяжело вздохнул, но выполнил приказ – его появление с драконицей произвело среди трёх колдунишек – местной Гильдии магов — настоящий фурор. Мираксакалас два мага тотчас же забрали в глубины Гильдийского здания, третий остался развлекать полуорка.
— Наша благодарность безмерна, доблестный воин, — склонился волшебник. – Позвольте представиться, Ноллем Делторин, теперь я управляю магами этого города после покойного Литайда…
— Благодарность излишнее, — сухо ответил Под-Дот, явно собираясь уйти. – Она не вернёт мне друга. И… скажите, это имело смысл?! Вы сможете вылечить рану драконицы?
— Не уверен. С налёту, я даже не представляю, чем её ранили.
— Это драконья чума. Ей самой она не подвластна.
— Тогда – нет…
— Проклятье, — по клыкам полуорка потекла слюна. – Что, значит, мы тащили её из гор зря?!
— Быть может лорд Але…
— Быть может! Но он не лекарь, он всего лишь паладин, ему никогда не приходилось заниматься таким…
— В любом случае, мы считаем себя очень обязанными перед вами, — Делторин коротко поклонился. Под-Дот молча вышел.

Лист 5. Выбор инквизитора

Четыре паладина, могучий зеленокожий воин, тонкий и гибкий как тростинка эльф, стройная и высокая полуэльфийка-следопыт и совсем уж непонятное похожее на крохотного дракончика существо сидели в креслах в малой гостиной второго этажа таверны.
— У нас нет выбора, — совершенно лишённым интонаций голосом сказал Алексус. – Я не могу уничтожить чёрного дракона, значит, с ним надо договориться. Что вы об этом думаете?
— Исключено, — помотала головой Кларин. – Чёрные драконы слишком подлы. Он откроет схрон и заберёт сокровища себе.
— Я против, — поддержал её Карантир. – Драконам доверять нельзя, а старым тем более.
— Он потребует голову Мираксакалас – у одного города не может быть двух хозяев, — добавила Рика. – Нельзя сдаваться!
— А я думаю, что старого змея нужно уболтать, пообещать много сокровищ за ненужные ему святые артефакты, — высказался Ку-Раинг.
— Я за переговоры, — мрачно вставил Под-Дот. – Если он действительно разделал лорда-инквизитора Наказующих одним заклятьем, то нам с ним не тягаться.
— Твоё мнение, Санчез? – странно посмотрел на эльфа Алексус. Тот сидел как на иголках…
Вринталикс каким-то образом слышал всё, что говорили при нём друзья. И его приказ был недвусмсленен: найти предлог для встречи с лордом-инквизитором. Отказ от переговоров будет прямым нарушением приказа… Но если они состоятся, то дракон может выторговать схрон на смерть Мираксакалас… Этого эльф бы не пережил – её красота будет жить с ним в сердце до самой смерти и, если он станет, пусть даже косвенной, причиной её гибели, ему не жить с этой мыслью. Но смерть наступит и если он откажет Вринталиксу…
— Нужно… договориться, — побледнев, с трудом выдавил из себя Танцующий-в-тени.
— Только как? – невесело рассмеялась Кларин. – Ты не сможешь найти его. И попытку заговорить он воспримет как боязнь его силы…
— В сущности, так и есть, — усмехнулся Тим.
— Можно с тобой поговорить… на минуту?.. – судя по лицу, Санчезу было совсем плохо. Алексус молча подошёл к нему и помог подняться.
— Что за тайны, а, эльф? – недовольно спросил полуорк. Танцующий-в-тени только помотал головой.
— Я… передумал. Конфединциальность необязательна. Вринталикс предлагает вам встречу.
— Что? Откуда ты знаешь? – прожёг его Под-Дот подозрительным взглядом.
— Потом объясню. Он придёт сюда через час.
— У тебя неровно лежат волосы, — заметила Кларин. – Их выстригли? Недавно? Зачем?
Зрачки Ку-Раинга расширились.
— Ну конечно! Та история с чудесным спасением! Теперь он служит дракону! Заклятье подчинения
— Д-да, — с трудом выговорил эльф.
— Покажись! – повелительно крикнул Алексус, взяв Санчеза за подбородок. – Давай!
Черты лица эльфа расплылись и от них отделился смутный серый силуэт лица человеческого облика Вринталикса.
— Не лучшее начало переговоров – зачаровывать моего друга, — ровно произнёс серебряный голем. – Будем говорить сейчас. Так безопаснее для нас обоих.
— Как скажешь, — ответил, выплыв на середину комнаты, фантом. – Я помогаю вам выполнить вашу таинственную миссию, вы оставляете меня с Мираксакалас в покое. Идёт?
— НЕТ! – в один голос закричали Рика, Кларин, Карантир и Тим.
— Уберите это… издевательство над моим народом… — с отвращением посмотрел на дракончика-фамильяра Вринталакс. – Так вы согласны, господа паладины?
— Делай как знаешь, Алексус, — вздохнул Карантир. – Но я позабочусь, чтобы Магистры узнали о твоих действиях, если ты вздумаешь продавать жизнь драконицы.
— Я поддержу вас, мой лорд, — склонился Ку-Раинг. – Мы не должны размениваться по мелочам, нам необходимо достать артефакты как можно раньше.
— Я принимаю ваше предложение, уважаемый Вринталикс, — спокойно произнёс Алексус. – Вы откроете для нас схрон Ордена Рассветного Дракона, мы оставим вам город и его госпожу…
— … и сокровища госпожи тоже, — в тон инквизитору добавил призрак.
— В том числе, — согласился паладин.
— Ещё я попрошу… Но это потом, — призрак растаял в воздухе, а Санчез со стоном повалился на пол.
— Мерзость, — лорд-инквизитор посмотрел на что-то видимое ему одному над головой эльфа. – Отнеси его к магам, Раинг.
Храмовник молча взял Танцующего-в-тени и ушёл.
— Ал, ты что, рехнулся? – наехала на паладина Кларин. – Ты готов отдать этой твари драконицу?
— Нужно принести артефакты хозяевам, — без выражений ответил инквизитор.
— Каким хозяевам, учитель? Вы о магистрах? – вмешалась Рика.
— Да.
— Кодекс паладина впрямую запрещает передачу невинных в руки головорезов, — это произнёс дварф. – Тебя разжалуют из ордена, Алекс.
— Я выполню своё задание, — по-прежнему в голос инквизитора не проникала ни одна эмоция. – Те, кто будет противостоять мне, будут сметены.
— Ты меня слышишь, Ал? – рейнджер подшла к нему и встряхнула за плечи. – Я никогда тебе не прощу, если ты сдашь драконицу!
— Важна только воля хозяев, — тупо повторил паладин.
— Преображение завершилось, — печально склонив голову пробормотал полуорк. Все в комнате воззрились на него.
— Какое преображение? – вырвалось у Рики.
— Душа растворилась в сущности голема, — Под-Дот мрачно обвёл находящихся рядом взглядом.
— Н-нет, — неуверенно произнёс Алексус, или то, что от него осталось. – Ещё нет, но… почти… Нужно выполнить задание.
Кларин бросилась на шею инквизитору.
— Ты меня понимаешь? Слышишь?
— Поздно, — сощурился полуорк. – Жаль. Он был хорошим другом.
— Был?! Под, я тебя сейчас сама убью!
— Я… должен… выполнить… задание, — не слишком твёрдо сказал лорд-инквизитор, стремительно трансформируясь в свою големную форму.
Дверь распахнулась, и в комнату ворвался запыхавшийся Делторин, преемник Литайда и два его помощника.
— Мы разобрались в структуре чумы! – выпалил маг с порога. – Мы знаем, как её лечить! Шок снимем уже через полчаса!
Лучше бы он этого не говорил.
— Пока подождём с лечением, — жёстко усмехнулся инквизитор. – Именем Латандера, бога и повелителя Зари, налагаю на людей сих Астральные Путы, и да не коснётся их магия, покуда запрет не будет снят!
Все три колдуна дружно облокотились о стены, будто им стало тяжело стоять и непонимающе воззрились на Алексуса.
— Я не понимаю… Вы закрыли от нас магию?! Зачем?! – с какой-то детской обидой произнёс Делторин. – Ваше лицо?! Голем?!
— Её не нужно лечить. Мы разобрались в ситуации, — паладин сделал неопределённый жест. – Да, голем. Что-то не так?
— Погоди с решением, братишка, — положил руку ему на плечо Под-Дот. – День промедления что-то решит? Пожалуйста.
— Ничто не должно отдалять завершение миссии, — ответил голем. – Промедление не имеет смысла.
— Учитель, вы больше не сможете служить Серебряной Руке! – подошла к инквизитору Рика. – Так нельзя, не отдавайте её!
— Ты не понимаешь. Я должен сделать это.
— Я могу рассказать присутствующим кое-что, из-за чего тебя точно выгонят из Ордена, даже если простят драконицу, — взлохматила волосы и дёрнула плечиком Кларин. – Тебе это нужно?!
— Оставьте, друзья, — тихо проговорил полуорк. – Он уже не человек… не полуэльф. Некромантов среди нас нет. Его душа потеряна.
— Я хочу, чтобы вы ушли, — медленно с расстановкой сказал Алексус.
Карантир и Под-Дот вышли за дверь. Чуть помедлив, за ними вылетел Тим. Вслед за фамильяром вышла и ученица лорда-инквизитора. Осталась только Кларин.
— Ты помнишь меня? – исподлобья глядя на серебяного голема произнесла она.
— Да.
— Ты помнишь… ночь после того, как мы вытащили твоего друга-полуорка?
— Да.
— Ты не готов оставить Мираксакалас в живых… ради меня?
— Я пожертвую жизнью ради тебя. Тем подобием, что у меня есть, — ровный голос голема чуть-чуть сменил интонацию. – Но я не могу отдалять завершение задания. Любым способом.
— Не надо! Ты же паладин! Всю свою жизнь ты сражался со злом и несущими его тварями… а что сейчас?!
— Я… должен, — тупо повторил инквизитор. Внезапно его голос сменил интонацию, став знакомым голосом полуэльфа. – Мне… больно… я… не хочу… но… так надо… Помоги мне, прошу!
— Как? – затрясла его руку полуэльфийка. – Что надо сделать?!
— Дай… мне… погибнуть. Пожалуйста! – скороговоркой заговорил Алексус. – У меня есть ещё день… два… потом даже смерть мне не поможет… Заставь Вринталикса убить меня. Только он может! Задание должно быть выполнено. Задание… должно… быть… выполнено…
Со слезами на глазах девушка выбежала из комнаты.
***
Был вечер. Приятный летний вечер с тёплым воздухом и стрекотанием кузнечиков, совсем не похожий на недавний ночной шторм. Санчез стоял на плечах полуорка и мог видеть через окно всё, что происходит в комнате Алексуса. А там за столом сидело двое – существо в доспехах лорда-инквизитора с серебряной кожей и красивый черноволосый человек-мужчина зрелых лет.
— Мне не нужны церковные сокровища, — долетел до Танцующего-в-тени обрывок разговора – реплика аватара Вринталакса.
— Значит, нет причин для разногласий. Я готов предоставить вам драконицу. После этого мы навсегда покинем Раг-Симмар, город и всё, что принадлежало Мираксакалас останется вам.
— Приятно общаться с умными существами, — вежливо улыбнулся дракон.
— У меня есть праздный вопрос… Можете не отвечать, если не хотите.
— Раз уж мы договорились, не вижу причин что-либо от вас скрывать.
— Её болезнь – ваша работа?
— Разумеется, — усмехнулся Вринталикс. – Есть одно вещество… не буду вам раскрывать его формулу по понятным причинам… при попадании в драконий организм оно способно спровоцировать мутацию мельчайших организмов, которые начинают аккумулировать естественную волшебную силу дракона и выпивать её. Я научился его получать. Несколько дешёвых побрякушек каменным гигантам – и яд на их оружии. Они ранят драконицу, и мне остаётся только дождаться, пока она не умрёт. Конечно, отравленное оружие я у них отобрал.
— Очень… умно. Я сам разберусь со своими друзьями. Приходите завтра в полдень.
— Хорошо, — поклонился Вринталикс. – До завтра, лорд-инквизитор.
Дракон хлопнул дверью и вышел. Санчез бесшумно спрыгнул с плеч друга и побежал к входу в гостиницу, на ходу доставая кинжалы. Но стоило ему открыть дверь, как мимо его лица с писком на сумасшедшей скорости пролетела необычайно крупная летучая мышь. Остолбеневший эльф не успел среагировать и с секунду наблюдал за тем, как летающее млекопитающее скрылось в темноте. Через несколько мгновений Танцующему-в-тени показалось, что он слышит издалека издевательский смешок.
— О чём они говорили? – подошёл к Санчезу полуорк. Эльф вкратце пересказал ему услышанное.
— Замечательно! – Под-Дот злобно ухмыльнулся. – У нас есть одна ночь. Необходимо нейтрализовать Алекса и убить Вринталикса. Класс!
— Можно похитить Мираксакалас.
— Ага, а Вринталикс проведёт ритуал поиска и через денёк вас нагонит. Если она не умрёт сама к тому времени. Не вариант.
Из теней за спиной полуорка вышла Кларин.
— Алекс должен умереть, — сказала она. – Я помогу вам. Он не бессмертен.
— С чего бы это, полукровка? – подозрительно посмотрел на неё Под-Дот.
— Его душа должна быть освобождена.
— Ты любишь его по-прежнему? Но готова сама посылать в него зачарованные стрелы? – ударил по самому больному полуорк.
— Да, — ни один мускул не дрогнул на лице полуэльфийки.
— А ты уверена, что это поможет? Что он сохранит индивидуальность? – продолжил задавать вопросы зеленокожий.
— Да. Выбора нет.
— Выбор есть всегда. Быть может, лучше попробовать найти опытного некроманта, который исторгнет душу из голема, — отрицательно махнул рукой Под-Дот.
— За это время она окончательно растворится. Подобные случаи известны среди магов, — произнёс Санчез. – Его надо спасать сейчас!
— Убивать, ты хотел сказать, — скривился в саркастической усмешке полуорк.
— Называйте, как хотите, — Кларин развернулась в направлении таверны. – Вы со мной?
— Не забывай о Карантире, его ученице и Ку-Раинге, — тяжело вздохнул Под-Дот. – Их тоже… спасать?
— Не говори глупостей, зелёный. Так вы идёте?
— А что, у нас есть другие варианты?..
… Полуорк вошёл в комнату лорда-инквизитора первым. Приблизился к нему и встал лицом к лицу.
— У нас нет выбора. Прости.
Секира воина свистнула и столкнулась с выращенным из руки клинком.
— Попытка уничтожить меня, — леденяще улыбнулся Алексус. Клинок, заблокировавший полёт топора полуорка, обволок жидким серебром лезвие секиры и, дёрнув его, вырвал оружие из рук Под-Дота.
В комнате хлопнула тетива и в грудь голему, пробив доспехи, вонзилась стрела с золотым оперением. Схватив полуорка захватом за горло, инквизитор швырнул его об стенку так, что та затрещала, а сам повернулся лицом к лучнику.
— Спасибо, Кларин… Но вам не убить меня… Лучше не пытайтесь… — с трудом выдавил голем голосом Алексуса. – Бе… гите…
Следующие две стрелы паладин отбил в воздухе своими похожими на конечности богомола серебряными мечами. Двигался он куда более медленно, чем при отлове грабителей в своём доме… впрочем, и этого тройке нападавших должно было хватить.
Под-Дот взревел и совершил великолепный прыжок, поднимая топор над собой. Удайся удар – лорд-инквизитор распался бы на две одинаковые половинки, но тот только сдвинулся на несколько шагов – и зеленокожий покатился по полу, неудачно приземлившись.
— Извини… — полуэльфийка метнула в серебряного голема веер сюрикенов. Алексус снова уклонился, с невозможной для живого существа скоростью.
Вошедший в комнату последним Санчез бросил в инквизитора пару ножей – бесполезно, серебряные клинки с недоступной живым существам скоростью отбили их. Под-Дот снова размханулся секирой – голем, не глядя, отбил удар, да так, что полуорка отбросило инерцией в угол, где он перевернул кровать и оказался под нею. Медленными шагами Алексус направился к застывшим в дверях Санчезу и Кларин.
Солнечный эльф сделал сложный жест рукой – стоящие рядом стулья поднялись в воздухе и, набирая скорость, полетели к лорду-инквизитору. Из глаз того ударили красные лучи перевитые зелёными спиральными струнками, соприкоснувшиеся с лучами стулья рассыпались в воздухе золой. Шаги паладина не замедлились.
Следопыт вырвала из спрятанных под плащом ножен короткий меч с усыпанным рунами воронёным клинком. Миг – и её оружие сталкивается с серебряными мечами голема. Магическое серебро обволокло чёрный клинок, раздался треск, руки Алексуса снова собрались в мечи, а Кларин потрясённо воззрилась на оставшуюся в её руках рукоять безо всяких следов рунного клинка. Чудом девушка уклонилась от смертельного выпада паладина.
Полуорк с леденящим душу воем вскочил на ноги, подбежал к инквизитору и, схватив его за шею, повалил на пол. Алхимическое серебро заскрежетало о мифрильный нагрудник, из-под живота полуорка, куда ударил серебряный голем, вылетел длинный сноп искр. Противно запахло палёным. Под-Дот катался по полу, стараясь с помощью своей чудовищной силы раздавить горло противника, но явно не преуспевал – клинки голема уже несколько раз мелькали в паре миллиметров от его головы.
Санчез сжал зубы, по его лицу обильно заструился пот, вены на лбу запульсировали. Невидимая рука отодрала Алексуса от полуорка, подняла в воздух и выбила им перегородку в соседний номер. С громким треском обрушилась часть крыши, голема похоронило под кучей досок и черепицы. В комнату втянулся свежий ночной воздух.
— Хорошо работаешь, колдун, — благодарно кивнул ему встающий с пола полуорк. На лбу зеленокожего сочилась кровью глубокая царапина, под левой скулой красовался кровоподтёк. Вдруг скрипнула дверь и на пороге появились Ку-Раинг с Карантиром.
— Что здесь было? – шумно втягивая воздух, спросил дварф. Желтокожий ассасин бегло осмотрел комнату, обнажил оружие и посмотрел на троих несостоявшихся убийц не предвещающим ничего хорошего взглядом.
— А что, не ясно? – вытер кровь с лица Под-Дот. – Ваш лорд-инквизитор потерял последние остатки души. Он сказал нам, чтобы мы освободили её, если так случится!
— То есть вы попытались только что убить паладина Латандера, — ещё сильнее сощурился Ку-Раинг. – Именем Серебряной Длани, объявляю вас преступниками против Повелителя Зари и законов рыцарства! Сдавайтесь, или умрёте!
Лежавшие рядом грудой мусора обвалившиеся балки и крыша с грохотом разлетелись в стороны. Из тучи пыли плавным шагом вышел Алексус.
— Нет нужды, Ку-Раинг, — остановил он храмовника. – Они ведь не собираются больше мешать делу хозяев, правда?
Все трое согласно закивали. Дварф и человек посмотрели на эльфа, полуорка и полуэльфийку изничтожающими взглядами и вслед за Алексусом ушли из разрушенной комнаты.
— Что теперь? – села на пол Кларин. – Он неуязвим. Раньше его должно было раздавить, а он с лёгкостью освободился. А Вринталикс слишком умён для наших детских провокаций.
— Тогда убьём Вринталикса до того, как Алекс договориться с ним, — жёстко произнёс Санчез. – Мираксакалас…она не заслуживает участи быть разменной монетой в игре обезличенного голема!
— Ты шутишь? – горько усмехнулся Под-Дот. – Ты хоть знаешь, на что он способен? Не думаю, что ты даже поцарапаешь его брюшко…
— Нет. Он уязвим для электричества, помнишь? Когда мы грабили его дом, я купил зачарованную сеть и она ему не сильно понравилась.
— И что, он не смог из неё выбраться? – с неожиданным интересом спросила Кларин.
— Ага, не смог! – посмотрел в окно полуорк. – Секунды две – и от сети не осталось даже пепла.
— Я могу изготовить более мощную ловушку… Если пожертововать моим оружием, — положил на чудом уцелевший столик свои кинжалы Санчез. – В них заключено куда больше могущества, чем считал Вован, иначе он бы ни за что не отдал их мне. Встроив их в новую сеть из, скажем, алхимического серебра, можно будет надолго выбить нашего друга-инквизитора из строя.
— Я могу предложить вот это, — полуэльфийка достала из волос причудливую золотую заколку в виде искусно выплавленной копии турнирного копья.
— Красивая безделушка, но не вижу, чем нам это поможет… Кстати, странная форма для украшения, очень, — бесцеремонно осмотрел полуорк ювелирное изделие.
— Это… это то, что я думаю? – бросил на Кларин неожиданно острый взгляд солнечный эльф.
— Да. Символ вечной любви паладина. Когда он умер в первый раз, она стала артефактом, — странным надломленным голосом проговорила следопыт. – Смотри!
Полуэльфийка сделала пас над заколкой и та окуталась синим ореолом чародейского свечения.
— В храме Латандера мне сказали, что здесь собирается сила, которая нужна той, которую выбрал паладин Рассветного бога и что в ней, в самом деле, много энергии. Её можно как-то использовать?
— Конечно! – Санчез почтительно склонился перед девушкой. – Я не смогу сплавить её силу со своими кинжалами, но то, что есть и так превосходит их во много раз… Мы… Я… Мираксакалас в вечном долгу перед тобой.
— Но ведь остаётся Вринталикс, — с трудом улыбнулась Кларин. – И Карантир с Ку-Раингом, и Рика с Тимом.
— Ну, как-то же убивали рыцари минувшего старых драконов! – вскричал Под-Дот. – И мы убьём!
Танцующий-в-тени взял друзей за руки.
— Вы должны отдохнуть. Завтрашний день будет самым трудным в нашей жизни. Я договорюсь с Делторином, надеюсь, он поможет мне сделать ловушку для Алекса. Спите, друзья.
***
Алексус стоял на главной улице Песков – широком проспекте с домами самых богатых людей города по обеим сторонам от дороги и с оживлённым даже в это бедственное время базаром. Лорд-инквизитор не прятался и не надевал маску, но больше не пытался быть похожим на полуэльфа – пропали волосы, кожа его лица и глаза сменили свой цвет на ртутный. Капюшон был впервые за невесть сколько месяцев откинут в людном месте. Прохожие старательно обходили застывшего посередине улицы инквизитора и двух паладинов за его спиной.
Перед Алексусом из толпы вынырнул сгорбленный одышливый толстячок в одежде преуспевающего купца.
— Почтенный посланец Серебряной Руки, — совершенно не подходящм к облику привыкшим повелевать голосом проговорил толстяк, вмиг растеряв и одышливость и сутулость. – Приветствую вас.
— Она в Гильдии магов. Сначала договор – потом Мираксакалас.
— Нет уж, почтенный лорд-инквизитор, — усмехнулся мнимый купец. – Из-за моих… взглядов на мир… ваши артефакты для меня бесполезны и поэтому я не вижу причин их держать у себя… Конечно, я полагаю, компенсация, скажем, в пятьдесят тысяч золотых, будет не лишней, но это уже мелочи… Так вот. Мне нет никакого резона обманывать вас с вашим церковным схроном, но я очень боюсь, что вы кинете меня с драконицей. Я отдам вам всё, вплоть до последней пинты святой воды, но лишь когда сам воткну свой клинок в сердце Мираксакалас. Мне вендетта от её потомков не нужна. Понятно?
— Понятно. Поклянитесь Серебряным карающим Кулаком – и я соглашусь.
Дракон ничем не выдал своих колебаний, если таковые у него и возникли. Клятва знаком Инквизиции значила объявление войны со стороны всей церкви Латандера, если клятву нарушит давший.
— Клянусь карающей Дланью Латандера, — послушно произнёс «купец».
— Хорошо. Идём.
Краем сознания старый чёрный змей уловил – что-то не так! Куда подевались все прохожие?!
На крыши ближайших домов высыпали стрелки в серых плащах. Защёлкали вороты натягивающихся арбалетов.
— Полноте, Алексус… — пренебрежительно проговорил Вринталикс. – Неужто вы думаете, что меня это остановит?
— Это не мои воины. Мы прикроем вас сзади, вы расправитесь с пехотой, если она появится, — впервые в голосе голема промелькнуло что-то похожее на удивление.
— Сзади, инквизитор!!! – закричал изо всех сил дракон, заметив летящий в спину собеседника странный предмет, прикрытый довольно неплохими чарами невидимости. Конечно же, Алексус не успел, предмет долетел до него и развернулся в мелкоячеистую сетку с мощной магической аурой.
Сеть опутала голема с головой и засветилась мягким золотым светом. Вринталикс не мог разобраться, что там происходит на Астральном плане, но чувствовал, что инквизитор теперь долго не сможет не то что шевельнуться – понгять, что происходит. Золотое свечение сети явно как-то было связано с ним лично, но как дракон за считанные секунды понять, конечно, не мог.
— Убейте рептилию! – раздался невдалеке могучий нечеловеческий рык.
За несколько мгновений тело толстяка полностью изменилось, превратившись в бугрящееся мускулами воплощение бога войны. Красный кафтан и короткие штаны соединились вместе и превратились в чёрный, обтягивающий и блестящий, костюм. У пояса висела неизменная катана в ножнах.
Арбалетчики дали довольно чёткий залп, черты Вринталикса размылись – и ни один из густо усеявших пространство вокруг болтов не задел его. Дракон усмехнулся, с его указательного пальца сорвалась настоящая очередь шаровых молний размером с голову ребёнка. Два дома стали с треском оседать в тучах пыли.
Алексус по-прежнему ничего не мог сделать – сеть оказала странное воздействие на его разум, начисто лишив воли, проще говоря, голем находился в состоянии забытья. Тело Вринталикса окуталось небольшим смерчем, смерч в течение нескольких секунд быстро рос, а когда рассеялся на месте «купца» стоял громадный огнедышащий ящер. Стрелки один за одним разряжали арбалеты, но стрелы с тяжёлыми стальными наконечниками, способные на излёте пробить кожаный доспех, лишь бессильно чирикали о шкуру дракона.
Вринталикс захохотал жутким драконьим смехом, взмахнул крыльями – получившийся порыв ветра не оставил рядом ни одного стоящего на ногах человека. Змей взлетел в воздух и оттуда низвергнул на осмелившихся противостоять ему потоки ядовитой зелёной кислоты. Как оказалось, обычные доспехи стрелков при контакте с ней превращались в лохмотья, крыши наполнились криками боли. Из лап дракона вниз ударили мягкие, как будто даже материальные лучи жёлтого света – там, где они проходили, оставались лишь кучки пепла.
— М-мать моя, честная полуэльфийка, — сквозь зубы ругнулся сидящий в подвале одного из разрушенных домов Под-Дот. – Что он делает? Да меня ж один его плевок прибьёт, да так, что даже мокрого места не останется. Зря мы послали парней на смерть, ему их стрелы, что нам летний дождик.
— Пока живу – надеюсь, разве не так? – криво улыбнулся Санчез. – Смотри, на Алекса моя сеть подействовала. Дварф с желтокожим аж застыли, не знают, кому помогать.
А старый ящер разозлился настолько, что решил стереть Серебряные Пески с лица земли. В самом деле, арбалетчики – это было уже слишком, не стоило их поднимать… Дракон заливал всё вокруг потоками своей кислоты и время от времни кидал чудовищные как по площади поражения, так и по силе взрыва файерболы. Золотые лучи он пока убрал, чтобы не расходовать силы. За бегущими людьми Вринталикс охотился с особенной тщательностью – обязательно пускал вслед что-нибудь из своего обширного магического арсенала.
— Что мы сделали! – простонала Кларин. – Сотни погибли и ещё тысячи погибнут! И ради чего?! Золотого дракона?! Души одного паладина?!
— Вот-вот, я с тобой совершенно согласен, — тихим голосом произнёс полуорк. – Поэтому выходим отсюда. За свои поступки мы ответим сами.
А в это время оказавшиеся на уцелевшем островке среди гор пепла и рек кислоты паладины наконец-то опомнились.
— Эй! Дракон! – закричал Карантир. – Я, паладин Серебряной Длани, обладатель ранга Серебряного Щита, Хранитель-странник, вызываю тебя на бой против моего топора! Прими, если честь для тебя не пустой звук!
Вринталикс захохотал. От этого смеха Санчез сжал скулы, полуорк посерел, а Кларин побледнела. Дракон подлетел к дварфу, вновь окутался вихрем и спустя секунду перед Карантиром стоял уже знакомый воин в доспехах с мечом.
— Хочешь боя, жалкая тварь? – змей был настолько уверен в себе, что его рёв заставил побледнеть даже паладинов. – Ты не лорд-инквизитор, я ведь могу и принять его!
— Принимай! – покрепче сжал рукоять секиры дварф.
— Тогда молись Латандеру, или кому ты там служишь, смертный!.. – неуловимо-быстрым движением Вринталикс вырвал из ножен длинную катану с блестящим и гладким чёрным клинком. Карантир ударил секирой, чёрный дракон умудрился поймать его за запястье, вывернуть кисть и оказаться за спиной паладина, держа того в воздухе на выбитой из сустава руке.
— Ты готов умереть, дварф? – змеиным шипящим шёпотом произнёс дракон и в следующий миг вонзил катану в щель доспехов паладина под мышкой. Карантир дёрнулся, когда клинок дошёл до сердца, и бессильно обвис на мече змея.
И тогда осторожно зашедший за спину Вринталиксу Ку-Раинг прыгнул вперёд, нанося удар одновременно двумя короткими мечами. Однако вместо мягкой плоти человеческого облика ящера его встретила невидимая стена, о которую ассасин больно ударился и отлетел на несколько шагов назад.
— Никогда не недооценивай драконов, — помахал пальчиком неудачливому паладину Вринталикс. – Ты эти глупости про поединок, не сказал, поэтому…
Яркая вспышка ударила по глазам храмовника, он отпрыгнул в сторону, потом что-то схватило его за плечи, а когда зрение восстановилось первым, что увидел паладин, был громадный янтарный глаз с вертикальным зрачком. Сам он был зажат в лапе дракона в десяти метрах от земли… Когти Вринталикса сомкнулись, и окровавленные останки тела Ку-Раинга упали на мостовую.
Вдруг в грудь ящеру, пробив прочные пластины чешуи, впилась странная золотая стрела.
— КТО?!! – рёв дракона заставил рухнуть несколько сожжёных домов. Ещё одна стрела в груди дракона, ещё один исполненный боли вой. Из-под одного из завалов выбежали полуорк в мифрильных латах и скрывающийся на Плане Теней солнечный эльф. Третья стрела вонзилась во Вринталикса и тот, потеряв голову от ярости, стал сжигать всё вокруг золотыми лучами из лап.
Под-Дот добежал до дракона, размахнулся секирой и, получив чудовищный удар тыльной стороной передней лапы, отлетел в близлежащее пепелище. Санчез получил такой же и прилетел в аккурат на полуорка.
Вринталикс перекинулся в человека, вырвал из ран уменьшившиеся в размерах стрелы и отхлебнул из откуда-то взявшегося пузырька. Тёмные ручейки крови мгновенно пересохли и больше не возобновлялись, а лицо дракона приобрело очень нехорошее выражение.
— Давай-давай, хватит прятаться!
Человеческая форма ящера резко выбросила вверх левую руку и из подвала невдалеке с воплем вылетела и, описав правильную дугу, упала у ног Вринталикса полуэльфийка в клёпаных кожаных доспехах.
— Так-так. Кто это у нас? — схватил Кларин за шиворот и поднял на метр над землёй дракон. Издалека казавшееся просто высоким, вблизи человеческое тело дракона было просто огромным, не меньше двух метром роста. Следопыт метко пнула Вринталикса в солнечное сплетение, но ящер даже не дёрнулся.
— Хочешь что-нибудь сказать? – скучным голосом спросил дракон. Ответом ему послужил удар маленького, но острого кулачка в челюсти. Вринталикс не отреагировал никак, а девушка зашипела от боли – кулак словно ударился в стальную стену.
— Ну ладно. Прощай.
— Не делай этого, ах-химар ден зилора! – прозвучал совсем рядом ясный и исполненный такой же уверенности, как у самого чёрного дракона, женский голос. Старый змей поморщился и отшвырнул полуэльфйику туда, где уже лежали Под-Дот с Танцующим-в-тени и, надо сказать, девушка заставила кучу малу для лежащего под эльфом полуорка заиграть новыми красками.
— Не люблю этот титул — «Древний тёмный змей», — повернулся к новоприбывшей Вринталикс. Прямо перед ним стояла молодая, на голову ниже его, эльфийка с золотыми кудрями, зелёными глазами и в точно таких же доспехах, как он сам, только позолоченных. – Как ты оклемалась, ронград-ил литвас?
— Давай покончим с этим, ден зилора. Я не дам тебе убить их, — устало вздохнула Мираксакалас, указав на валяющуюся в углях троицу.
— Ты просто дур-ра, — зашипел Вринталикс, стремительно нанося косой удар катаной. – Я не собираюсь оставлять в живых и тебя!
Воронёное лезвие оружия чёрного дракона столкнулось с точно такой же, только золотой, катаной. Длинный сноп искр, и «эльфийка» и «человек» делают полуповорот, а с кончиков пальцев чёрного дракона срывается ветвистая яркая молния. Столб электричества почти коснулся Мираксакалас, та, немыслимо изогнувшись, увернулась. Не мудрствуя лукаво, Вринталикс ударил драконицу локтём, та пошатнулась, но уже в следующий миг острие её меча прочертило на груди старого змея кровавую полосу. Тогда Вринталикс отбросил противницу волной телекинеза в сторону и почти мгновенно перекинулся в дракона. Мираксакалас последовала его примеру.
И сейчас разница как в опыте, так и в возрасте стала явной. Чёрный дракон был примерно в два раза длиннее золотого и в полора раза выше. Черты Мираксакалас отличались редкой гармоничностью и красотой, а Вринталикс казался чудовищной и совершенной машиной убийства. Из-под крыльев и из суставов чёрного дракона начали выдвигаться белоснежные костяные пластины. Несколько секунд – голова, шея, туловище и хвост Вринталикса затянулись ярко блестящей на летнем солнце сегментированной броней. Чёрный дракон взревел и поднялся в воздух. Мираксакалас тоже взлетела. Вринталикс бросился на драконицу, когти ящеров переплелись и они зависли на высоте двадцати метров, изредка взмахивая крыльями.
Золотая драконица выдохнула струю огня прямо в лицо Вринталиксу. Тот закрыл глаза – и способное прожигать доспехи любого чересчур рьяного героя пламя бессильно отхлынуло от костяных пластин черепа и чешуек век змея. Взбешённый, старый ящер сомкнул клыки на предкрылье Мираксакалас и та, совсем по-человечески закричав, стала падать на землю. Вринталикс, оказавшись над ней, сложил свои крылья веером и крепко вцепился в спину драконицы. На огромной скорости Мираксакалас ударилась о камни мостовой, придавленная сверху тушей чёрного дракона. Золотые чешуйки окрасились кровью, по камням дороги побежали трещины. Из последних сил драконица хлестнула хвостом, завершающее его жало пробило костяной доспех Вринталикса и насквозь прокололо несколько сантиметров плоти змея. В это же время её лапа с окутавшимися плотным голубым свечением когтями пробила панцирь на груди дракона и глубоко погрузилась в то место, где у драконов находятся рёбра.
Издав рык куда более страшный, чем его противница, чёрный дракон схватил вонзивушуюся в него лапу и сжал её в своих челюстях, превратив в беспорядочную мешанину костей, окровавленных чешуек и плоти с зелёными нервными окончаниями. Жало золотой драконицы змей разодрал когтями, оторвав почти всю смыкающуюся часть.
Наконец, Вринталикс вонзил обе лапы с когтями в грудь противнице. Мираксакалас издала последний жуткий вой и осела на брусчатку мостовой.
— СПА-А-А-АТЬ!!! — услышал рядом дракон. Скорее с удивлением, чем с гневом он повернулся на крик, когда…
Зачарованные кинжалы с пробегающими по клинкам молниями ударили в мягкую плоть под суставами передних конечностей. Взвыв от взорвавшейся в сознании фонтаном боли, Вринталикс рефлекторно раздвинул лапы и в этот миг массивная секира с недоброй аурой перерубила шею старого змея, навечно положив конец его честолюбивым планам.
Один из заставивших чудовище раскрыться кинжалов держал Санчез, другой – Кларин. В предсмертных судорогах грудь дракона ударила полуэльфийку, заставив её покатится по камням, миг спустя лапы дракона дёрнулись – по Танцующему-в-тени четыре громадных загнутых когтя прочертили свой кровавый след. Тёмно-вишнёвая, ещё дымящаяся кровь Вринталикса хлынула из обрубка шеи в страшные раны потерявшего сознание от болевого шока солнечного эльфа.
Даже драконы умирают. Что уж говорить об обычных смертных?.. Ну, если не о совсем обычных…
— Учитель! Учитель! – тормошила девочка-полуэльфйика в доспехах паладина лежащего с закрытыми глазами посередине разрушенного города лорда-инквизитора Алексуса. Несмотря на его бессознательное состояние, он был в облике полуэльфа, что не могло не радовать. – Вы в порядке?!
— Рика?.. – приподнялся Наказующий на локтях. – Что за… Я вспомнил всё! Это была брошь, брошь, которую я сам подарил ей!..
— Учитель! Я вылечила Мираксакалас по инструкциям Делворина, — по щекам девочки градом катились крупные слёзинки. – Она схватилась с Вринталиксом, и они… оба…
— Ничего не поделаешь, маленькая, — обнял её паладин. – Всякое бывает…
— Как трогательно! – раздался за спиной Алексуса сухой, уставший и злой голос. – Санчезу не выжить. Карантир и Ку-Раинг тоже. У Кларин почти нет шансов…
Внезапно Под-Дот поперхнулся. Лорд-инквизитор оглянулся, ища взглядом то, что так ошарашило полуорка. Наконец, и он заметил серые призрачные силуэты, появившиеся в воздухе разрушенного города. Призраки неподвижно висели в воздухе, с каждой секундой всё больше и больше материализуясь.
— Что за чертовщина? – сжал кулаки Под-Дот.
— Я, кажется, знаю, — усмехнулся полуэльф. – Помнишь, нам говорили, что сколько-то там лет назад Мираксакалас спасла жителей Песков от толп нежити? И при этом она слабо владеет боевыми заклятьями. Мне уже тогда показалось, что это мало похоже на правду – ведь во время чумы поднимаются такие толпы мертвяков… Похоже, что она просто выпила из них силу, сделав их даже меньше, чем тенями. А сейчас, когда её душа отходит, они возвращаются в этот проклятый богами город.
— И что? – вопросительно посмотрел на него полуорк. – Это конец?
— Лишь для нас двоих, зелёный, — вздохнул паладин. – Рика, пожалуйста, попытайся вылечить Кларин. Я верю, ты закончишь обучение, главное, слушай своё сердце.
— Ты что задумал? – безучастно спросил Под-Дот.
— Мираксакалас не должна умереть. Её душа ещё не покинула наш мир. Нужна жертва, чтобы удержать её.
— Ты просишь меня пожертвовать собой?
— Да. Твоя жертва дожна позволить освободить мою магию крови, чтобы моя жертва спасла Мираксакалас. И тогда тени минувшего вновь скроются под лучами солнца…
— Учитель, не надо! – закричала Рика в один голос с откуда-то взявшимся рядом Тимом.
Полуорк отрывисто кивнул.
— Я готов. Что мне делать?
— Закрой глаза. Представь лучь света, падающий их твоих глаз на меня…

Добавить комментарий